В архиве А.М. Горького ИМЛИ РАН найдена считавшаяся утерянной почти 100 лет назад тетрадь Максима Богдановича, содержащая, вероятно, неизвестное произведение белорусского поэта. Зам. директора ИМЛИ РАН Д.С. Московская отмечает, что тетрадь обнаружена благодаря исследовательскому проекту, посвященному М. Горькому и М. Богдановичу ("Горький-Богданович"), который был инициирован государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой и помощником госсекретаря Еленой Овчаренко к 150-летию Горького (результатом проекта должна стать книга, куда войдет никогда ранее не издававшаяся переписка семей Горького и Богдановича). 

Фото (БЕЛТА. Новости Беларуси)

 

Студенческая тетрадь Максима Богдановича, в которой оказались переводы стихов с белорусского на русский язык, сделанные поэтом, была найдена в архиве А.М. Горького ИМЛИ РАН зам. директора Дарьей Сергеевной Московской, которая предположила, что одно из произведений, вероятно, является ранее неизвестным стихотворением Максима Богдановича. 

Дело втом, что при создании архива М. Горького целью собирания коллекции документов было сохранение памяти именно о Горьком. "И начиная со смерти писателя в 1936 году стояла задача собрать все упоминания о классике - где бы то ни было. Но еще раз подчеркну: в центре внимания стоял сам Горький. Тетрадь же Максима Богдановича относилась к категории документов "без пометок Горького". А поскольку главной целью и назначением нашего архива (и это абсолютно правильная, научная концентрация внимания) было издание сочинений Горького, то, естественно, рассматривалось и изучалось только то, к чему прикоснулась его рука. Остальные документы становились предметом внимания архивистов и научных работников в том случае, когда они были нужны для научного комментария того или иного текста, например, какого-то письма Горького", - говорит Д.С. Московская. 

Однако, как отмечает Д.С. Московская, из переписки Горького и Богдановича было известно, что в 1923 году Адам Егорович Богданович разыскивал по всем возможным источникам архив своего недавно умершего сына, пытался собрать все его сочинения. "С мыслью издания собрания сочинений, создания музея Максима Богдановича он в письме Горькому пишет: а нет ли у вас тетради стихов моего сына, я знаю, он собирался вам их посылать? Ответ: нет, такой тетради стихов не имею. То же самое повторяется в переписке с Екатериной Павловной Пешковой, супругой Горького. Адам Богданович пишет ей, что ищет все свидетельства о сыне. И мой взгляд это зацепил, эта информация осталась у меня в памяти. Здесь нужно сделать важное добавление. Переписка Адама Богдановича с Екатериной Пешковой до этого никогда не становилась предметом нашего изучения. Ведь самих писем у нас не было, они хранились в Минске. И это свидетельствует о колоссальной роли, которую сыграла белорусская сторона. Это тот самый пример, что называется, правильной научной коллаборации: никогда бы у нас ничего не склеилось, если бы у нас не оказалось писем Екатерины Павловны, адресованных Адаму Егоровичу", - считает Д.С. Московская. 

Стихотворения, за исключением одного, в тетради Богдановича были напечатаны ранее, они хорошо известны богдановичеведам, известны и их белорусскоязычные источники. Но одно стихотворение под названием "Дистихи" осталось вне поля зрения исследователей. Более того, оказалось, что и белорусский источник этого стихотворения неизвестен. Д.С. Московская указала на то, что здесь "может иметь место такое явление, как некая мистификация. В то время, когда Максиму Богдановичу было где-то 22 года, он еще может быть не чувствовал себя уверенно. И свое собственное стихотворение он внедрил в переводы, сделав такой красивый, в духе мистификаций Серебряного века, эпохи модернизма, поступок. Причем стихотворение, окрашенное такими интересными трагическими и одновременно просветленными чертами. Возможно, что там и нет белорусского первоисточника".