11 апреля 2017 года, во вторник, в 18.00 в отделе теории ИМЛИ (Москва, ул. Поварская, 25а, комната 13) состоится доклад Елены Юрьевны Кнорре (Константиновой) "Философия как интертекстуальный источник художественной литературы. Дневники и художественные произведения М.М. Пришвина в контексте религиозно-философский исканий "китежан" 1910-1920 гг". Доклад в рамках семинара "Комментарий: теория и практика".

Аннотация доклада: 

Дневники М. Пришвина и художественные произведения 1914–1920-х годов, не изданные в годы советского периода (повести «Цвет и крест», «Мирская чаша» и др.), становятся предметом особого осмысления с начала 1990-х годов. Публикация многотомного дневника Пришвина открывает новые вехи в его биографии и выявляет необходимость уточнения писательской репутации писателя. Сформированный в советское время образ «певца природы» приобретает новое «экзистенциальное» звучание. Дневники открывают, с одной стороны, особый пласт жизни Пришвина в кризисные эпохи (период Первой мировой войны, гражданской войны и революции, годы формирования нового советского государства), с другой - выявляют связь творчества Пришвина с религиозно-философскими поисками начала века - в ключевом как для художественных , так и для философских текстов этого периода «сюжете» пути в Невидимый град.
С 1990-х годов постепенно складывается традиция изучения философского контекста творчества Пришвина, появляются различные интерпретации самоопределения писателя в кризисные периоды истории, в частности, ставится вопрос о «жизнетворческой стратегии» Пришвина. Жизнетворчество понимается как «практика сохранения себя», своей творческой индивидуальности и своего слова, позволяющая «моделировать ситуацию противостояния и выживания вопреки времени». В этом направлении исследований рассматривается «охранительная» функция поведенческого выбора писателя «в противостоянии неустойчивому бытию».
Вместе с тем, включение М. Пришвина в философскую традицию «взыскующих града» дает возможность проблематизировать «охранительную концепцию» жизнетворчества. Нами будут рассмотрены линии сближения религиозно-философских исканий М. Пришвина с христианским персонализмом А. Ухтомского, А. Мейера, А. Горского , С. Дурылина. Эти контексты позволяют, на наш взгляд, рассмотреть концепцию «творческого поведения» М. Пришвина в аспекте персональной ответственности, «не-алиби» в бытии.
В нашем докладе мы попытаемся обсудить две интерпретации концепции «творческого поведения» Пришвина в годы исторических потрясений: в охранительном контексте (противостояние «страшному миру» отчуждаемой от субъекта действительности) и в покаяльно-творческом (откровение «страшного мира» как «завесы греха», скрывающей истинное бытие - Невидимый град, «мы христианское»).