Круглый стол прошел 12 ноября 2016 г. в ИМЛИ РАН.

Круглый стол «Звучащий Серебряный Век. Читает Поэт»

12 октября 2016 г., ИМЛИ РАН

Обзор

12 октября 2016 г. в Каминном зале ИМЛИ РАН состоялся Круглый стол «Звучащий Серебряный Век. Читает Проект», проводимый совместно ИМЛИ РАН и ИЯз РАН. Участники проекта подвели итоги проделанной за два года работы (2015-2016 гг.), представив свои исследования авторской декламации поэтов Серебряного века.

В своем онлайн выступлении участников проекта поприветствовал Петер Бранг (Профессор славянской филологии, Швейцария), поделившись  результатами своей работы по исследованию авторской манеры чтения Александра Блока. Было отмечено, что по типу поэтического творчества А.Блок, согласно классификации Бернштейна, относится к недекламативным поэтам. Профессор Бранг особо подчеркнул «магию» голоса Блока, нередко отмечаемую современниками поэта, завораживающую силу блоковской декламации. Эту магию можно объяснить сочетанием двух особенностей декламационной манеры Блока, на которые уже  указал С.И.Бернштейн: сочетанием «природных голосовых факторов», с одной стороны, и «известных искусственных приемов», с другой.

В сообщении Павла Крючкова (Государственный литературный музей, Москва) были представлены репрезентативные звуковые автографы Анны Ахматовой, сделанные в 1920-е годы в Институте живого слова; аудиозаписи московского радиокомитета 1946 года и сохранённое с помощью домашних магнитофонов в 1950-х - 60-х годах. Сравнение авторского чтения одних и тех же произведений, зафиксированное с временной разницей в 45 и 20 лет показали, что индивидуальная интонация Ахматовой с годами не изменилась; сравнение длительности звучания подтвердило предположения С.И. Бернштейна и практические выводы Л.А.Шилова об идентичности хронометража произнесения. С помощью мемуарных и художественных свидетельств были представлены основные характеристики ахматовской манеры декламации. Докладчик отметил также, что в процессе работы им был составлен наиболее полный каталог базовых звуковых автографов Ахматовой, закрепленных всеми видами носителей звука (включая премьерные публикации в интернете), и обозначил ряд текстологических проблем в исследовании ахматовского творчества, связанных с научной обработкой её звукового наследия (звуковой автограф как вариант стихотворного произведения, аналогичный рукописному черновику). 

В докладе Василия Молодякова (Университет Такусёку, Токио) обзор сохранившихся записей чтения своих стихов Валерием Брюсовым был дополнен обзором мемуарных свидетельств о его голосе и манере чтения. Докладчик отметил, что многочисленные воспоминания о голосе Брюсова заметно разнятся, в том числе в зависимости от отношения мемуариста к Брюсову, в то время как более малочисленные свидетельства о манере его чтения не противоречат друг другу: по точному определению одного из них Брюсов читал "не по-актерски, а по-поэтски". Докладчик отдельно осветил вопрос о том, какую роль в жизни Брюсова играло публичное исполнение стихов до революции (преимущественно камерное) и после революции (преимущественно как источник заработка), подкрепив анализ цитатами из мемуарной литературы. В заключение он отметил, что анализ чтения Брюсовым своих стихов имеет несомненную ценность для изучения его биографии.

В докладе Владимира Аристова (ВЦ РАН, Москва) о декламации Сергея Есенина выявлялись возможности разных уровней исполнительского мастерства. Отмечена направленность Есениным на развитие глубинных факторов выразительности, что описывается в терминах развиваемого понятия «внутреннего пластического театра». На примере сохранившихся записей чтения автором говорится о тех приемах, которые использовал поэт в стремлении также и к внешней театральной экспрессии. Сопоставляется характер исполнения монолога Хлопуши поэтом-автором и актером Владимиром Высоцким на сцене Театра на Таганке. Делается вывод о важности изучения особенностей есенинского «голоса-актера» для выявления свойств внутренней формы поэтического слова. 

Евгений Жарков (Аукционный дом "Антиквариум", Москва) в своем выступлении подчеркнул строгость патетической декламации Волошина, выражавшейся в ритмически чеканном чтении, сначала с элементами французской легкости, а позже с подлинно русским народным трагизмом. Было отмечено, что факты постоянных авторских чтений, особая манера декламации стихов, отличающаяся от чтения прозы и разговорной речи, свидетельствуют о «декламативной тенденции» в творчестве поэта, а расхождение  современников в оценке степени музыкальности волошинских поэтических чтений говорит о том, что манера декламации могла меняться как во временной перспективе, так и в зависимости от категории слушателей.

 

В докладе Валерия Золотухина (РГГУ, МВШСЭН, Москва) был отмечена эволюция изучения звучащей художественной речи в 1910–1920-х годах, от ранних исследований (статья «Голоса поэтов» М. Волошина, работы Б. Эйхенбаума о мелодике и интонации стиха) к работам С.И. Бернштейна и его молодых коллег из Кабинета Изучения Художественной Речи (ГИИИ). Рассматривая эволюцию исследовательского направления, автор доклада специально останавливается на проблеме обращения к звукозаписи как одному из основных инструментов в исследованиях звучащего стиха.

 

В сообщении Моники Орловой (Государственный литературный музей, Москва)шла речь о салоне Зинаиды Николаевны Гиппиус. Салон, к которому неприменимы "салонные" коннотации светского и роскошного, имел самую длинную историю в Серебряном веке: с начала 1890-х годов в Петербурге, когда Мережковские собирали единомышленников у себя в небольшой квартире на улице Верейской, затем в разных квартирах доме Мурузи, после – на улице Сергиевской, в доме напротив Таврического дворца. В период эмиграции в большой парижской квартире в фешенебельном районе Мережковские собирали у себя писателей и поэтов разных возрастов вплоть до начала 40-х годов. В беседах говорили не только о литературе, но и о политике, и, главным образом, о религиозном обновлении.

Александр Рассанов (Государственный литературный музей, Москва) в своем выступлении рассказал историю создания музейной коллекции аудиозаписей голосов прозаиков и поэтов. Он напомнил о работе звукоархивиста,  литературоведа, пропагандиста звучащего слова  Л.А.Шилова. Было рассказано о деятельности в 1920-е годы Кабинета изучения художественной речи (КИХР) Института истории искусств, возглавляемого профессором С.И.Бернштейном. Были также продемонстрированы уникальные звуковые автографы поэтов Серебряного века, запись голоса С.И.Бернштейна, отрывки из звуковых воспоминаний свидетелей той эпохи, рассказывающих о манере чтения В.Я.Брюсова и А.Белого. В завершение своего выступления Александр Рассанов показал несколько редких фотографий Л.А.Шилова, С.И.Бернштейна и сотрудников КИХРа, а также фотографии фоноваликов начала XXвека.

 

В докладе Елены Глуховой (ИМЛИ РАН, Москва) и Дмитрия Торшилова (ИВКА РГГУ, Москва) было рассказано о манере чтения стихов Андреем Белым. Свидетельства современников о декламации Андрея Белого показывают, что в ранний период (середина 1900-х гг. – начало 1910-х) Белый-чтец воспринимался как типичный представитель «декадентской» манеры чтения, заключавшейся в подчеркивании размера его однообразной мелодизацией. Изменение манеры чтения, о котором говорит как сам Белый, так и его современники, произошло в середине 1910-х и было связано с поиском расширения возможностей размера, отразившемся и в поэзии Белого того периода, и в становлении его стиховедческой и эстетической концепции «ритмического жеста». Анализ сделанных в начале 1920-х гг. С. И. Бернштейном записей чтения Белого показывает соседство двух манер – для традиционных размеров относительно стабильной в смысле паузировки и мелодизации, и куда более причудливой для менее традиционных; он оказывается очень близок к манере чтения Белым его ритмической прозы. Беззвучная рецитация, настойчивая актуализация внутренней речи безусловно присутствует во всех книгах Белого, и при этом в прозе сильнее, чем в стихах; но ее взаимоотношение с фактическим чтением вслух так же парадоксально, как взаимоотношение в его сочинениях стиха и прозы (которые к концу деятельности Белого в определенном смысле меняются местами).

В сообщении Елены Князевой (Институт языкознания РАН, Москва) был представлен обзор «звукового наследия» Бориса Пастернака, а также проанализированы воспоминания современников о голосе, манере чтения и поэтических вечерах поэта. Было отмечено, что Пастернак читал свои произведения на протяжении всей творческой деятельности, начиная с самого раннего её этапа и плоть до последних лет жизни. Согласно типологии С.И.Бернштейна, по типу творчества Пастернак относился к недекламативным поэтам, однако, по типу репрезентации этого творчества –  скорее, наоборот, к декламативным. В целом декламационный стиль Пастернака был охарактеризован как «умеренно-эмоциональный» и «исповедально-повествовательный». 

Завершился Круглый стол обсуждением вопросов издания коллективной монографии в 2017 году, в которую, помимо представленных на Круглом столе работ, войдут также статьи по манере чтения поэтов-акмеистов Осипа Мандельштама (Олег Лекманов) и Николая Гумилева (Мария Данова).