Авторефераты и диссертации

Автореферат Тюриной Е.А.

На правах рукописи
Тюрина Елена Александровна
Повесть М.А.Булгакова «Собачье сердце».
Текстологические проблемы
специальность 10.01.01 – Русская литература
автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва
2007
Работа выполнена в Отделе новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья Института мировой литературы им. А.М.Горького РАН
Научный руководитель: кандидат филологических наук
А.М.Ушаков
Официальные оппоненты: доктор филологических наук
Л.А.Спиридонова
доктор филологических наук,
профессор М.М.Голубков
Ведущая организация:
Московский педагогический государственный университет
Защита диссертации состоится «27» сентября 2007 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д.002.209.02 по филологическим наукам в Институте мировой литературы им. А.М.Горького РАН по адресу: 121069, Москва, ул. Поварская, д. 25а.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института мировой литературы им. А.М.Горького РАН.
Автореферат разослан «___»____________ 2007 года.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук А.В.Гулин
Общая характеристика работы
С публикацией в 60-80-х годах пошлого века основных, до этого не издававшихся произведений М.А.Булгакова и, в первую очередь, конечно, романа «Мастер и Маргарита», для самых широких слоев читателей у нас в стране и за рубежом стало очевидным, что произошло «восстановление во всех своих правах» классика русской литературы ХХ столетия. Пред взором читающей публики предстал писатель редкостного художественного таланта, которому, как оказалось, было подвластно все или почти все – умение изобразить и сделать понятными события и переживания людей далекого прошлого, отодвинутого от нас тысячелетиями человеческой истории, тончайший анализ самых различных сторон современной жизни, с одной стороны, сатирическое изображение пороков и бед современной автору действительности, а с другой стороны, описание величайшей любви, умение за покровом современности увидеть и показать главные ценности, составляющие первооснову человеческого бытия – веру в силу высших установленных на земле законов, важность для человека, невзирая ни на какие внешние обстоятельства, быть преданным правде, справедливости, добру. И при всем этом невероятная художественная сила повествования – глубочайший психологизм изображаемых характеров, предельная краткость и одновременно выразительность каждой фразы, стремительность композиционного действия.
Творчество М.А.Булгакова вызвало колоссальный интерес не только со стороны читающей публики – оно стало объектом пристального внимания самого широкого круга отечественных и зарубежных исследователей: филологов, историков, философов, искусствоведов, театроведов и др. Стремительно и плодотворно развиваясь, булгаковедение за несколько десятилетий своего существования завоевало позиции одного из важнейших направлений мировой литературной науки. Наряду с многочисленными переводами булгаковских произведений и их изданием в разных странах мира и немалым количеством собраний сочинений писателя, вышедших у нас в стране и за рубежом, проведена колоссальная исследовательская работа, результатом которой стали сотни книг и многие тысячи статей и публикаций. Трудно назвать проблемы творческой деятельности и жизни М.А.Булгакова, которые бы к настоящему времени не получили достаточного и обстоятельного освещения в обширной научной литературе, ему посвященной. Но это только на первый взгляд. Хотя обзор булгаковских работ не входит в задачу нашего диссертационного исследования (да он и невозможен в рамках кандидатской диссертации), укажем на ряд аспектов в деятельности булгаковедов, которые в нынешних условиях нуждаются в более основательной, чем это делалось ранее, проработке.
Во-первых, до сих пор мы не располагаем полной сводной библиографией изданий на русском языке произведений М.А.Булгакова и научно-критической литературы о нем.
Во-вторых, нет достоверной подробной летописи жизни и творчества писателя, опирающейся не только на совокупность сведений, выявленных в ходе уже проведенной исследовательской работы, но и на многочисленные архивные материалы, до которых пока не добралась рука исследователей. То, чем располагают в этом плане литературоведы, страдает многочисленными неточностями и неполнотой. Недостает работ, в которых давалось бы аналитическое описание рукописей и прижизненных машинописей произведений М.А.Булгакова. Не следует забывать, что без внимательнейшего изучения всех прижизненных источников текста произведений любого автора – а в случае с М.А.Булгаковым, учитывая, что основная часть написанного им опубликована после его смерти, должен быть подвергнут критическому рассмотрению и первый слой посмертных публикаций, – без всего этого не могут быть выявлены основные принципы булгаковской текстологии. Следует иметь в виду, что тех или иных текстологических вопросов касались булгаковеды, занимающиеся подготовкой (разумеется, с опорой на прижизненные источники) отдельных произведений и собраний сочинений М.А.Булгакова. Но текстологические решения, принятые ими, далеко не всегда выглядят убедительными. Поэтому результаты их работы следует рассматривать как один из шагов в процессе создания современной текстологии произведений М.А.Булгакова, которая должна сложиться после научного издания основного корпуса его произведений, подготовленных с опорой на принципы современной текстологической науки.
Указанными выше обстоятельствами определяется в общем и целом выбор темы исследования данной диссертации и направленность проведенного исследования.
Актуальность темы исследования
При жизни М.А.Булгакова повесть «Собачье сердце» не издавалась. Автор лишь готовил ее к изданию, пытаясь преодолеть (и безуспешно) критическое отношение к ней цензуры. На сегодняшний день опубликованы все три варианта текста «Собачьего сердца», но среди булгаковедов нет единого мнения, какой из них наиболее полно отражает последнюю творческую волю автора. Стремлением найти верное решение текстологической проблемы и дать текст, наиболее адекватный авторскому замыслу, и определяется актуальность выбранной темы диссертации.
Научная новизна диссертационной работы обусловлена тем, что впервые предметом обстоятельного научного изучения стал сравнительно-текстологический анализ всех трех авторизованных машинописей «Собачьего сердца». На основе комплексного подхода: археографического анализа машинописей «Собачьего сердца», изучения фактуры бумаги, шрифтов печатных машинок, использования ряда новых исторических документов, проведена датировка каждой машинописи повести.
Анализ правки М.А.Булгакова позволил проследить движение авторской мысли и понять причины исправлений, авторского редактирования, которое включает в себя и автоцензуру. Определены особенности авторской орфографии и пунктуации.
Сравнительный анализ работы М.А.Булгакова над источниками текста «Собачьего сердца» позволил понять, какие предложения редактора он принимал, а на какие исправления в тексте не шел ни при каких обстоятельствах.
«Критика текста», проведенная в диссертации, позволила установить, в какой из трех машинописей наиболее полно проявилась последняя творческая воля автора.
В работе также определяется отношение к правке Е.С.Булгаковой, вдовы писателя, которую она внесла в первую машинопись «Собачьего сердца» через много лет после смерти автора.
В диссертации проведен также эдиционно-текстологический анализ текстов «Собачьего сердца», опубликованных после смерти автора впервые за границей в 1960-х годах и затем на родине писателя в 1987 году.
В диссертационной работе проведен анализ текста повести «Собачьего сердца» и комментариев, опубликованных в шести собраниях сочинений М.А.Булгакова, выпущенных известными булгаковедами в последние двадцать лет.
Целью данного исследования является комплексное и всестороннее изучение трех авторизованных машинописей повести «Собачье сердце» и архивных материалов, позволяющее выявить и показать существующие на данный момент текстологические проблемы, связанные с изучением и изданием текста повести, которые встанут при подготовке научного собрания сочинений М.А.Булгакова. Многие проблемы, с которыми сталкивался писатель, работая над текстом «Собачьего сердца», характерны и для его работы над другими его произведениями.
Для достижения цели исследования решаются следующие задачи:
Во-первых, ставится задача подробно рассмотреть творческую историю и историю текста повести, включая некоторые новые источники текста «Собачьего сердца».
Во-вторых, ставится задача осмысления логики авторских исправлений – с точки зрения отражения в системе поправок творческих устремлений писателя и, с другой стороны, с учетом характера взаимоотношений писателя с редакторами и издателями.
В-третьих, с учетом сказанного выше ставится задача определить, текст какой из трех машинописей «Собачьего сердца» наиболее полно отвечает последней творческой воле автора.
В-четвертых, ставится задача анализа уже вышедших собраний сочинений М.А.Булгакова с точки зрения их текстологической подготовки и комментирования текстов.
Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили труды известных ученых – историков и теоретиков русской литературы и текстологов. Среди них в первую очередь должны быть названы – монографии Д.С.Лихачева «Текстология на материале русской литературы Х-ХVII веков», А.Л.Гришунина «Исследовательские аспекты текстологии», Б.В.Томашевского «Писатель и книга. Очерк по текстологии», труды С.А.Рейсера «Основы текстологии» и «Палеография и текстология нового времени», а также труды С.М.Бонди, Д.Д.Благого, Л.Д.Громовой-Опульской, Н.В.Корниенко, Л.А.Спиридоновой, Н.П.Великановой, А.М.Ушакова и др. В работе использовались сборники по текстологии, изданные в последние годы и характеризующие ее современное состояние с теоретической и практической стороны: «Современная текстология: теория и практика» (М.,1997) и «Проблемы текстологии и эдиционной практики: Опыт французских и российских исследователей» (М.,2003).
В той части диссертации, где затрагивались проблемы художественного своеобразия М.А.Булгакова, особенностей его творческой работы и роли в литературном процессе 1920-х – 1930-х годов, автор диссертационного исследования опирается на работы известных булгаковедов: П.В.Палиевского «Шолохов и Булгаков». (М., 1999), В.Сахарова «Михаил Булгаков: писатель и власть. По секретным архивам ЦК КПСС и КГБ» (М.,2000) и «Михаил Булгаков: загадки и уроки судьбы» (М.,2006); Б.В.Соколова «Три жизни Михаила Булгакова» (М.,1997); Л.М.Яновской «Записки о Михаиле Булгакове» (М.,2002), (где она высказывает свой взгляд на текстологию М.А.Булгакова, в том числе и на повесть «Собачье сердце»). Используются также труды булгаковедов В.Я.Лакшина, М.О.Чудаковой, В.И.Лосева, Б.С.Мягкова, В.В.Гудковой, В.В.Новикова, А.М.Смелянского, Е.А.Яблокова и других. Учитывалось мнение зарубежных исследователей творчества М.А.Булгакова, в том числе: Edithe Haber «Michail Bulgakov. The early years». (Cambridge, London, 1998) и Andrew Barratt «Between two worlds: A critical Introduce to “The Master and Margarita”» (Oxford, 1987).
Несмотря на то, что многие виднейшие текстологи – Б.В.Томашевский, Б.Я.Бухштаб, Б.М.Эйхенбаум, С.А.Рейсер – указывали на первостепенность эдиционного направления в текстологии, на современном этапе текстология перестала быть только практической дисциплиной. Д.С.Лихачев подчеркивал, что «текстология – не прикладная дисциплина, ставящая себе целью правильное издание текста, а самостоятельная наука, изучающая историю текста произведения»[1]. В зависимости от разных целей изучения текста произведения предметом текстологии является или сам текст, или его история.
Для установления основного источника текста в данной работе используется критерий «последней творческой воли автора». Опыт российской и зарубежной текстологии показывает: вопрос о выборе основного источника должен решаться конкретно в каждом отдельном случае, с тщательной проверкой самых авторитетных источников.
В диссертационной работе используется комплексный историко-текстологический метод, который позволяет реконструировать творческую историю и историю текста повести «Собачье сердце» и выявить аспекты ее исследования. Как справедливо указывал С.М.Бонди, «выводы текстологических исследований менее всего могут быть произвольными и субъективными»[2], и поэтому для текстологического анализа в диссертационной работе применены знания других филологических областей: архивной, палеографической, историко-литературной, источниковедческой, стилистической и др. Помимо этого, применение биографического подхода в первой главе диссертации позволило через рассмотрение всей совокупности подробностей жизни художника понять его мировоззрение и миропонимание, его художественные и эстетические взгляды и на этой основе раскрыть глубинный смысл произведения.
Комплексный историко-литературный и сравнительно-текстологический анализ повести М.А.Булгакова «Собачье сердце» позволил «воссоздать творческую эволюцию писателя в ее истинном значении, в ее реальных параметрах, освободить представления о развитии творческой личности от приблизительных суждений, субъективных, не опирающихся на глубокое изучение текстов умозаключений». [3]
Необходимым и важным материалом для написания диссертации явились ранее не введенные в научный обиход и неопубликованные материалы архива М.А.Булгакова и Н.С.Ангарского-Клестова, хранящиеся в НИОР РГБ. В диссертационной работе также используются дневник и письма писателя, воспоминания современников и родственников о М.А.Булгакове. Рассмотрены критические отклики на произведения М.А.Булгакова, опубликованные в прессе 1925-1926 годов. В диссертации используются обзоры архивных материалов, опубликованных в трехтомном издании «Творчество Михаила Булгакова. Исследования. Материалы. Библиография» (С-Пб.,1991-1995) и в труде М.О.Чудаковой «Архив М.А.Булгакова. Материалы для творческой биографии писателя» (М.,1976).
Практическая значимость диссертации. Выводы и наблюдения автора предлагаемого исследования могут быть учтены при работе над новым научным собранием сочинений М.А.Булгакова и при текстологической подготовке текста повести «Собачье сердце». Кроме того, материалы диссертации могут использоваться в вузовских курсах и работах, как по текстологии, так и в тех, которые посвящены жизни и творчеству М.А.Булгакова.
Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации отражены в публикациях по теме диссертации, список которых помещен в конце автореферата.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы, который насчитывает 186 наименований.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается выбор темы с учетом ее актуальности и научной новизны, отмечается степень изученности проблемы, определяются цели и задачи диссертационного исследования. В булгаковедческих и текстологических исследованиях выделяются положения, которые в совокупности являются теоретико-методологической основой работы.
В главе 1. Повесть М.А.Булгакова «Собачье сердце». Историко-литературные проблемы – на основе анализа особенностей творческой работы М.А.Булгакова очерчен круг историко-литературных проблем, связанных с написанием и изданием повести «Собачье сердце». Рассматривается также взаимосвязь повести с другими произведениями писателя, его дневниками и письмами. Повесть «Собачье сердце» сыграла существенную роль в творческой эволюции М.А.Булгакова и позволяет глубже понять творчество писателя в целом.
«Собачье сердце» было написано в 1925 году, в переломное для автора время в творческом и в личном плане. Повесть завершает первый период его творчества, став последним прозаическим произведением, созданным в 1920-е годы. После неудачи с его публикацией М.А.Булгаков перешел от прозы к драматургии. В том же 1925 году им написана для МХАТа пьеса «Дни Турбиных», а для Театра им. Вахтангова «Зойкина квартира». Во время написания «Собачьего сердца» М.А.Булгаков был полон творческих сил и новых замыслов, у него за плечами был богатый и разносторонний жизненный и творческий опыт. В этом плане проступают возможности осуществления новых более сложных творческих замыслов.
История издания повести «Собачье сердце», ее проблематика и художественные особенности рассматриваются автором диссертации в трех контекстах. Прежде всего, в аспекте общей творческой эволюции писателя. С другой стороны, с точки зрения преемственности художественного опыта М.А.Булгакова, автора «Собачьего сердца», по отношению к классическим традициям и, разумеется, прежде всего, к традициям Н.В.Гоголя. И, наконец, нужно учитывать, что сатирическое искусство М.А.Булгакова – одна из важнейших составляющих общего мощного сатирического движения в литературе 20-х – 30-х годов ХХ века, включающего в себя такие явления, как И.Ильф и Е.Петров, В.Маяковский, М.Зощенко, В.Катаев и др. С некоторыми из них он находился в сложных личных и творческих отношениях.
В повести «Собачье сердце» наряду с сатирическим изображением современности затрагивался довольно широкий круг социально-политических и нравственно-философских проблем. Один из важнейших аспектов содержания повести – отношение к революционным преобразованиям, к власти, проблеме ответственности за свои действия.
В сюжете «Собачьего сердца», как и ранее в «Роковых яйцах», мотив ответственности человека раскрывается через сложную метафору, которая с одной стороны, показывает печальные результаты дерзкого научного эксперимента, а с другой стороны, – высвечивает нечто более печальное, по сути дела трагическое в современной писателю повседневной жизни. Обобщающий смысл повествования М.А.Булгакова нацелен на нечто более значительное, чем пересадка гипофиза.
Мотив ответственности, звучащий в произведениях писателя, напрямую связан с ключевой для понимания творчества М.А.Булгакова проблемой, с тем, как понимает и представляет он в своих произведениях «добро и зло». Несмотря на то, что сам М.А.Булгаков называл себя «мистическим писателем», добро и зло в его книгах трактуется все же в большей степени с позиций христианской религии. Это отражено непосредственно в текстах М.А.Булгакова, а также в эпиграфах к романам, которые являются своего рода квинтэссенцией главной мысли произведений. К «Белой гвардии» дан эпиграф из Откровения Иоанна Богослова: «И судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими…», к «Мастеру и Маргарите» - из «Фауста» Гете: «… так кто ж ты, наконец? - Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».
Дневниковые записи проливают свет на то, как М.А.Булгаков относился к религиозному сознанию в библейской системе персонажей и символов, к основополагающим постулатам христианства. За год до написания «Собачьего сердца» писатель сделал запись в дневнике: «Итак, будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ»[4]. Это высказывание показывает, что писатель не столько верит в Бога, сколько на Него надеется – и это очень существенно. Сразу оговоримся, что творчество М.А.Булгакова и совокупность жизненных поступков самого писателя нельзя рассматривать только в религиозном аспекте, поскольку художник как бы наделяет сам себя ролью создателя, творит свой художественный мир, выстраивает его по своим законам. И главный для М.А.Булгакова закон – ответственность человека за свои дела, по которым он и будет судим. Мотив ответственности прошел через все произведения и с особой силой, как известно, высветился в «закатном романе» «Мастер и Маргарита». М.А.булгаков создает образ Понтия Пилата, отличный от библейского, подчеркивая тем самым не коллективную, а личную ответственность человека. В «Собачьем сердце», как и в других произведениях, М.А.Булгаков постоянно показывает, что не темные силы, а сами люди, их мысли и поступки, т.е. одна из сторон свободной, или, как назвал ее писатель в «Мастере и Маргарите», «доброй воли», неготовность встретиться лицом к лицу с «превратностями судьбы», повинны в том, что с ними происходит. Еще на страницах «Белой гвардии» М.А.Булгаков философски заключает: «Все, что происходит, всегда так, как нужно и только к лучшему»[5].
Одной из самых характерных черт прозы М.А.Булгакова является ее музыкальность. Цитаты, ориентированные на музыкальные темы, есть в каждом произведении, но в «Собачьем сердце» их особенно много. Для М.А.Булгакова есть принципиальное различие, при каких обстоятельствах и что напевает Ф.Ф.Преображенский. Профессор 11 раз поет: «От Севильи до Гренады» – «Серенаду Дон Жуана» – романс П.И.Чайковского на стихи А.К.Толстого. Другая мелодия, используемая в «Собачьем сердце» – это ария «К берегам священным Нила…» из оперы «Аида» Джузеппе Верди, ставшая спутником московского этапа жизни М.А.Булгакова. В диссертации раскрывается многоплановый смысл музыкальных цитат, звучащих в повести.
Характерные особенности творчества М.А.Булгакова и свидетельства самого автора, сохранившиеся в дневниках, статьях, письмах писателя, а также в воспоминаниях современников, позволяют сделать новые, дополнительные штрихи к творческой истории повести. Так, очевидна взаимосвязь дневника и «Собачьего сердца» – как на уровне деталей и характерных черт эпохи, так и на уровне ощущений и мыслей автора. Дневник писателя можно рассматривать в известном смысле как ключ к пониманию и новому осмыслению повести «Собачье сердце» и всего творчества М.А.Булгакова.
Ни в одном другом произведении М.А.булгакова нет такого количества денежных эквивалентов эпохи. Спустя 80 лет непросто их понять, но с помощью дневника писателя можно вычислить цены конца 1924 и начала 1925 годов.
В «Собачьем сердце» много примет НЭПа, которые М.А.Булгаков выбрал для себя как наиболее характерные для того времени. Это магазины: «Сыр и масло Чичкина», «Над бывшим Мюр и Мерилизом», Моссельпром, Большой театр, цирк «бывшего Никитина». Интересной деталью в «Собачьем сердце» является обувь. Из обуви М.А.Булгаков выделил и противопоставил друг другу калоши и лакированные ботинки, которые символично указывают на социальный статус их владельца, а заодно как бы являются символом перехода власти после революции. Калоши носят преимущественно интеллигенты, но весной 1917 года жилтоварищ и революционер Швондер влез в калоши Ф.Ф.Преображенского: «на нем теперь есть калоши, и эти калоши... мои!»[6].
Еще одной интересной деталью в «Собачьем сердце» являются операции по омоложению. Анализ научно-популярной и общественно-политической литературы 1920-х годов показал, что операции по омоложению – это не фантастика, а одна из самых ярких примет того времени. Б.М.Мягков, ссылаясь на медиков, заметил что операция, «безусловно, является плодом творческой фантазии»[7] М.А.Булгакова. Это, однако, не так. М.А.Булгаков очень тщательно изучал материалы, касающиеся проведения подобных операций. За хирургическими уточнениями писатель обращался к своему киевскому другу и врачу Н.Л.Гладыревскому. Тот работал в Москве в клинике профессора А.В.Мартынова, который еще в 1924 году в своей больнице провел несколько опытов по омоложению.
У повести «Собачье сердце», как, впрочем, и у других произведений М.А.Булгакова, была нелегкая издательская судьба. Главнейшие книги писателя не были напечатаны при его жизни. Уже говорилось, что попытки напечатать «Собачье сердце», сопровождались сложнейшими отношениями с цензурой. Поскольку ее замечания, как это было принято в издательской практике тех лет, доводились до сведения писателей через редакторский корпус, то эту сторону творческо-эдиционной судьбы повести невозможно представить без характеристики редакторов, с которыми М.А.Булгакову пришлось иметь дело. Эта проблема подробно рассматривается в диссертации с привлечением многих новых материалов.
Известный еще с дореволюционных времен литературный критик, редактор и издатель Н.С.Ангарский-Клестов работал со многими писателями конца XIX – начала ХХ века. Партийные связи, богатый издательский опыт и умение сплотить вокруг себя писателей позволили ему организовать в 1922 году выпуск литературных сборников «Недра», где в 1924 и 1925 годах вышли повести М.А.Булгакова «Дьяволиада», «Роковые яйца», и специально для этого журнала было написано «Собачье сердце». Опубликованные повести М.А.Булгакова затем вышли отдельной книгой «Дьяволиада», в которую вошли фельетоны и автобиографические рассказы писателя. Это издание стало первой и последней книгой М.А.Булгакова, изданной в Советском Союзе при жизни писателя.
Н.С.Ангарский-Клестов отчаянно боролся за то, чтобы «Собачье сердце» было опубликовано, и писатель это ценил. Отношения между ними оставались дружескими до самой смерти писателя.
Глава 2 диссертации - «История текста повести «Собачье сердце». Для текстологов «Собачье сердце» – один из самых интересных объектов изучения, поскольку сохранились три машинописи повести, что применительно к ранним произведениям писателя является большой редкостью.
Комплексный текстологический подход позволил установить датировку каждой машинописи. Первая машинопись была сделана сразу же после написания повести, не позднее апреля 1925 года, и была напечатана с рукописи «Собачьего сердца». Этот факт следует отметить особенно, потому что до «Собачьего сердца» у М.А.Булгакова не было рукописей или черновиков в обычном значении этого слова. До «Собачьего сердца» он не писал весь текст произведения от начала до конца в какой-то одной тетради или на листках бумаги. М.А.Булгаков делал лишь отдельные наброски, не собранные воедино.
Вторая машинопись «Собачьего сердца» была сделана в период с 21 мая по 10 июня 1925 года.
Время создания третьей машинописи – не ранее осени 1929 и до 25 февраля 1931 года или же с 11 сентября 1932 года и вплоть до смерти писателя в 1940 году. Анализ фактуры бумаги и особенностей пишущих машинок, на которых выполнены другие произведения М.А.Булгакова, сохраненные в его архиве, помог сузить рамки создания третьей машинописи «Собачьего сердца». Вероятнее всего, она была сделана в 1935 году. Более точно датировать третью машинопись пока не удалось.
Анализ фактуры машинописей и изучение ряда фактических материалов позволили установить предполагаемых машинисток, которые печатали «Собачье сердце». У каждой машинистки есть характерные приметы работы, так сказать, свой почерк, стиль. Все ранние произведения М.А.Булгакова печатала И.С.Раабен, но «Собачье сердце» печатала не она, так как в апреле-мае 1924 года переехала на новую квартиру и с М.А.Булгаковым больше не работала. Вторая машинопись напечатана двумя машинистками редакции «Недра» или треста «Мосполиграф». Третья машинопись сделана Е.С.Булгаковой, скорее всего, под диктовку автора.
Изучение истории текста повести «Собачье сердце» (с учетом критерия последней творческой воли автора) позволяет сделать следующие выводы. В первой машинописи наибольшее число искажений текста вызвано вмешательством в рукопись третьих лиц: машинистки, редактора, неустановленных людей. Вторая машинопись содержит авторскую правку, которую писатель делал по замечаниям редактора. Эта правка не шла вразрез с принципиальными убеждениями писателя – она была сделана для того, чтобы повесть была опубликована. Третья машинопись, являющаяся вариантом первой машинописи «Собачьего сердца», выбрана в качестве основного источника текста не только потому, что именно в ней зафиксирован последний по времени этап творческой работы автора над текстом произведения, но и потому, что в ней самим автором устранены цензурные и автоцензурные искажения.
М.А.Булгаков настороженно относился к замечаниям редактора, изменял текст лишь в крайних случаях и всегда требовал на вычитку корректуру, гранки. Несмотря на многочисленные подчеркивания Н.С.Ангарского-Клестова в тексте первой машинописи «Собачьего сердца», М.А.Булгаков большинство их проигнорировал. Во второй главе диссертационной работы на конкретных примерах показан характер рабочих взаимоотношений М.А.Булгакова с редактором. Наличие сигналов редактора по тем или иным местам текста в машинописи «Собачьего сердца» и правки, сделанной автором, крайне важно для понимания булгаковской текстологии, ибо, помимо первой машинописи «Собачьего сердца», больше не сохранилось примеров того, как проходила работа с редакторами. С 1926 года ни одно произведение не было опубликовано, М.А.Булгаков работал в основном для театра, а специфика театрально-постановочной работы (включая и взаимоотношения с режиссером) отлична от издательской практики.
Характер работы писателя над «Собачьим сердцем» позволяет выявить и проанализировать проявление творческой воли автора, которая распространяется в том числе и на то, как писатель относился к редакторской правке. Тут, вероятно, уместно вспомнить о взаимоотношениях Л.Н.Толстого с Н.Н.Страховым, к которому писатель обращался с просьбой перечитать роман и сообщить, что нужно в нем изменить, а какие рассуждения вообще изъять из текста «Войны и мира», предоставляя ему право исключать из него все, на его взгляд, лишнее, неясное, неточное[8]. М.А.Булгаков действовал прямо противоположным образом. На примере «Собачьего сердца» видно, что он крайне редко идет на исправления и только в тех случаях, когда это совпадет с его внутренними убеждениями. При этом он не переделывает текст, а сокращает места, на которые редактор обращает внимание и изъятие которых не меняет общего смысла и стилистики произведения. И даже сделав этот исправленный вариант, М.А.Булгаков все равно предпочитает послать Л.Б.Каменеву (который в то время был членом политбюро ЦК партии и председателем Моссовета) первую машинопись «Собачьего сердца» без правки. Впрочем, в отдельных случаях, когда редактор указывал писателю на не очень удачные эпитеты или определения, М.А.Булгаков соглашался и заменял их другими.
Понять причины самых разных по характеру исправлений (цензурно-редакторских, стилистических, либо уточняющих ту или иную сюжетную линию и т.п.) можно лишь учитывая, что М.А.Булгаков с самого начала творческой работы тщательно продумывал не только контуры сюжета, композиции, взаимоотношений персонажей, но и текст произведения. Этим и объясняется твердость, неуступчивость писателя по отношению к замечаниям редакторов, цензоров в отношении написанного им текста. Он мог пойти на известный компромисс, касающийся исправления отдельных, не принципиальных для него моментов, но был непреклонным, когда редакторско-цензорская рука замахивалась на то, что не могло быть, с его, авторской точки зрения, изменено, ибо могло внести коррозию в содержание произведения, в его философию и смысл.
Примечательно, что в период, когда была написана повесть «Собачье сердце», М.А.Булгаков переделывает роман «Белая гвардия» в пьесу «Дни Турбиных». Алексей Турбин становится не врачом, а военным, который по ходу действия пьесы погибает. От многого писателю пришлось отказаться, но первоначальные замысел и мотив ответственности интеллигенции за судьбу России остались без изменения. Ключевые сцены в пьесе, которые были необходимы для передачи его мироощущения, М.А.Булгаков, несмотря на предложения Московского Художественного театра, отказывался исключать из текста. В письме от 4 июня 1926 года в Совет и дирекцию МХАТа М.А.Булгаков пишет: «…сим имею честь известить о том, что я не согласен на удаление Петлюровской сцены из пьесы моей «Белая гвардия».
Мотивировка: Петлюровская сцена органически связана с пьесой.
Также не согласен я на то, чтобы при перемене заглавия пьеса была названа «Перед концом».
Также не согласен я на превращение 4-х актной пьесы в 3-х актную.
Согласен совместно с Советом Театра обсудить иное заглавие для пьесы «Белая Гвардия».
В случае, если Театр с изложенным в этом письме не согласится, прошу пьесу «Белая гвардия» снять в срочном порядке»[9].
Похожая ситуация повторялась со всеми произведениями автора, где в текст вмешивались редакторы, режиссеры, возможные соавторы. Как известно, в пьесе «Последние дни» М.А.Булгаков не уступил В.В.Вересаеву в принципиальных для него вещах: ведь главное, для чего писалась пьеса –показать взаимоотношения писателя и власти, которые в ту пору волновали М.А.Булгакова. Он резко возражает В.В.Вересаеву: «…я в свою очередь Ваш образ Дантеса считаю сценически невозможным… Дело идет о жизни Пушкина в этой пьесе. Если ему дать несерьезных партнеров, это Пушкина унизит». Конфликт на творческой почве привел к тому, что В.В.Вересаев снял свою фамилию с пьесы. Но если бы В.В.Вересаев был не соавтором и поставщиком исторического материала, а выступал редактором или режиссером, М.А.Булгаков, так же как и в других случаях, вряд ли пошел на уступки и скорее бы вообще отказался от постановки пьесы, чем согласился бы вносить в нее исправления. Показательна в этом отношении сценическая история «Мольера». М.А.Булгаков отказался внести по просьбе К.С.Станиславского исправления, которые, как он писал, «нарушают мой художественный замысел и ведут к сочинению какой-то новой пьесы, которую я писать не могу, так как в корне с нею не согласен»[10].
Итак, сравнительно-текстологический анализ машинописей «Собачьего сердца» позволяет говорить, что в тех случаях, когда редакторские предложения переделать текст касались внутренней структуры произведения, его философско-художественного содержания, изменения замысла, М.А.Булгаков был непреклонен.
«Собачье сердце» позволяет выявить еще одну очень важную особенность творческой работы М.А.Булгакова. У каждого писателя есть свое отношение к уже написанному и напечатанному произведению, когда по прошествии времени он возвращается и перечитывает ранее им созданное. Л.Н.Толстой, например, любой свой опубликованный и неопубликованный текст называл «подмалевкой». Характерным для него было то, что, возвращаясь к своему тексту, он не мог «не марать», не переделывать ранее написанное произведение в зависимости от новых творческих замыслов и с учетом сложившихся к тому времени новых художественных принципов и представлений. Так, спустя четыре года после написания «Войны и мира» Л.Н.Толстой создает третью редакцию, в которой изменяет композицию, и все философские и исторические размышления изымает из текста и выносит их как самостоятельную статью в конец романа. Помимо этого Л.Н.Толстой все французские тексты заменяет русскими и производит стилистическую правку[11].
Интересно, как ведет себя М.А.Булгаков, будучи уже известным писателем, работающим над «Мастером и Маргаритой», когда возвращается к тексту «Собачьего сердца» спустя десять лет. 12 июля 1937 года Е.С.Булгакова записала в дневник: «…вечером у Вильямсов. М.А. прочитал половину повести своей «Собачье сердце». Острая, яркая сатира. М.А. говорит, что она грубая»[12]. И, несмотря на это позднее заявление о «грубой сатире», М.А.Булгаков, создавая в середине 1930-х годов на основе первой машинописи третий вариант текста повести «Собачье сердце», не вносит никаких существенных изменений, меняющих художественные принципы повествования. Более того, он не делает, хотя и мог, никаких больших стилистических исправлений, а вносит лишь небольшие поправки, устраняет неточности, которые не были замечены им при первых прочтениях.
Третья машинопись «Собачьего сердца», зафиксировавшая последний по времени этап творческой работы автора над текстом произведения, показала отношение М.А.Булгакова к ранее написанным произведениям, которые он считал завершенными. Третий вариант повести указывает, что, возвращаясь спустя десять лет к ранее написанному «Собачьему Сердцу», М.А.Булгаков не перерабатывает и не создает на его основе новую редакцию, а оставляет текст в том виде, в каком бы он мог быть опубликован в альманахе «Недра», устраняя лишь опечатки или маленькие несоответствия. Как и в 1925 году М.А.Булгаков не отреагировал на замечания Н.С.Ангарского-Клестова и не внес в текст никаких исправлений, которые бы разрушили первоначальный творческий замысел, так и спустя десять лет он не сделал в тексте никаких исправлений, которые бы нарушили их. Это свидетельство волеизъявления автора, выраженное в «Собачьем сердце», характеризует работу писателя над своими текстами на протяжении всей жизни, включая и неопубликованные произведения.
Существенным, часто ведущим к разногласиям текстологов вопросом является правка третьей жены писателя. Е.С.Булгакова после смерти мужа перепечатала все его произведения и практически во всех них есть ее либо корректорская, либо редакторская правка. Впрочем, это нередкий случай в литературе, когда жены писателей (например, С.А.Толстая или А.Г.Достоевская) становились первыми слушателями, переписчиками, а иногда и редакторами произведений мужей. В тексте первой машинописи «Собачьего сердца» Е.С.Булгакова после смерти автора черной шариковой ручкой, скорее всего в 60-х годах, внесла около 40 исправлений: из них 10 пунктуационных, исправила 16 опечаток, 1 грамматическую ошибку, «восстановила» 5 плохо пропечатанных букв и сделала 5 стилистических и смысловых исправлений. Как показал анализ первой машинописи «Собачьего сердца», нужно уметь отличать правку Е.С.Булгаковой, сделанную под диктовку автора, от правки, сделанной уже после смерти автора во время перепечатывания произведений. Исправления в тексте «Собачьего сердца» Е.С.Булгакова делала на основе смысла и контекста. Само собой разумеется, что она очень хорошо знала произведения М.А.Булгакова, и ряд ее исправлений, конечно, является важным материалом для текстологов. Но при этом не следует упускать из виду, что научная текстология требует всегда обоснования при практическом решении вопроса о тех или иных поправках.
Глава 3 – История бытования текста повести М.А.Булгакова «Собачье сердце». Сравнительно-текстологический анализ четырех зарубежных изданий повести «Собачье сердце» 1960-х годов и первой советской публикации 1987 года. В диссертации проанализированы следующие издания. Журнал литературы, искусства, науки и общественно-политической мысли «Грани» (Франкфурт-на-Майне: Посев, 1968) и изданное в тоже время «Собачье сердце» в журнале авангарда советской литературы «Студент» (London: Flegon press, 1968). Рассматривается французское моноиздание «Собачьего сердца» (Париж: Ymca-press, 1969), в котором, по свидетельству булгаковедов Л.М.Яновской и Э.Проффер, принимала участие Е.С.Булгакова. Также анализируется первое 10-томное американское собрание сочинений М.А.Булгакова, в котором издана повесть (Анн Арбор: Ардис, 1982) и первое советское издание «Собачьего сердца», опубликованное в 6 номере журнала «Знамя» за 1987 год (Предисловие В.Лакшина, подготовка текста и послесловие М.О.Чудаковой).
Эдиционно-текстологическое исследование показало, что в основе всех изданий, опубликованных за границей и переведенных на иностранные языки, а также большого количества русских изданий текста повести, начиная с журнала «Знамя», лежит неавторизованная машинопись «Собачьего сердца» - список, сделанный в 1960-х годах, который не может рассматриваться в качестве источника текста. Именно по неавторизованной машинописи, которая содержит ряд искажений, пропусков и неточностей, читатели и за границей, и на родине писателя познакомились с текстом «Собачьего сердца». Многие массовые собрания сочинений М.А.Булгакова до сих пор публикуют именно этот искаженный текст. Ситуация эта характерна во многом и для других произведений писателя.
После смерти М.А.Булгакова повесть перепечатывалась, по меньшей мере, два раза. Дневниковые записи Е.С.Булгаковой 1960-х годов указывают, что у нее наряду с двумя авторизованными машинописями был еще один экземпляр текста повести «Собачьего сердца». Этот экземпляр «в красной обертке» держали в руках многие люди – сотрудники организации «Международная книга», ряд членов ЦК, руководители фонда Михаила Булгакова, некоторые друзья и родственники Е.С.Булгаковой, а также кое-кто из литературоведов, писавших статьи о творчестве М.А.Булгакова.
На основе закравшихся в текст зарубежных изданий ошибок и разночтений можно не только восстановить последовательность опубликования каждого издания, но и указать на текст, который был положен в основу зарубежных публикаций. Это – указанная выше неавторизованная машинопись, которая в свою очередь была сделана с первого варианта «Собачьего сердца», побывавшего в ОГПУ. Тексты в журналах «Студент» и «Грани» напечатаны почти одновременно и отличаются между собой знаками препинания или окончаниями. Однако текст «Граней» содержит и больше всего пропусков текста. Это не только предложения, но и целые абзацы, как в случае с описанием тетради И.А.Борменталя.
Дальнейшее опубликование «Собачьего сердца» в издании «Ymca-press» в 1969 году сделано по журналу «Студент» с внесением некоторых исправлений по третьей авторизованной машинописи «Собачьего сердца».
Текст повести в американском 10-томном собрании сочинений (Анн-Арбор: «Ардис», 1982) напечатан по изданию «Ymca-press». Составитель собрания сочинений Э.Проффер называет текст «Ymca-press» наиболее достоверным вариантом, «т.к. он был вычитан Е.С.Булгаковой»[13].
Текст «Собачьего сердца» в 6-ом номере журнала «Знамя» за 1987 год, перепечатанный с последних зарубежных изданий повести, также имеет разночтения по сравнению со всеми предшествующими зарубежными изданиями повести. Из письма В.Я.лакшина к Л.М.Яновской узнаем, что «просмотревшая (не по моей инициативе) этот текст М.О.Чудакова внесла в него 5 или 6 мелких поправок, вследствие чего настояла на том, чтобы публикация шла под ее именем»[14]. В отличие от всех зарубежных изданий, М.О.Чудакова заменила некоторые слова таким образом, каким они были написаны в неавторизованной машинописи 1960-х годов.
Из сказанного выше явствует, что подготовка рассмотренных выше изданий далека от принципов научной текстологии.
Глава 4. Проблемы комментирования. Эдиционно-текстологический анализ шести собраний сочинений М.А.Булгакова, выпущенных в последние 20 лет известными булгаковедами:
1) Э.Проффер в американском десятитомнике (Анн Арбор: Ардис, 1982),
2) Л.М.Яновской в двухтомнике (Киев: Днiпро, 1989),
3) В.В.Гудковой в пятитомном собрании сочинений М.А.Булгакова (М.: Художественная литература, 1989),
4) В.И.Лосевым в собрании сочинений М.А.Булгакова в 8-ми томах (С.-Пб.: Азбука–классика, 2002),
5) Б.В.Мягковым в двухтомном издании избранных произведений писателя (М.: Рипол-классик, 1997),
6) В.В.Петелиным в 8-томном собрании сочинений (М.: Центрполиграф, 2004).
Эти собрания сочинений М.А.Булгакова рассмотрены с точки зрения издательской и эдиционно-текстологической подготовки и комментирования текстов повести «Собачье сердце». При этом проанализирован научно-справочный аппарат собраний сочинений М.А.Булгакова. Наряду с большим фактическим материалом, который содержится в этих комментариях, в них есть определенные недостатки. Указание на них можно свести к следующим ключевым моментам.
Во-первых, нет единого взгляда в определении того, какую машинопись следует считать основным источником текста, который наиболее полно выражает последнюю творческую волю автора. Во-вторых, опубликованы все три машинописи «Собачьего сердца», но во всех них есть небольшие искажения, вмешательства третьих лиц, что не позволяет назвать эти тексты каноническими. Все публикуемые тексты повести приведены к нормам современной пунктуации и часто не учитывают авторской пунктуации. В-третьих, одна из самых серьезных проблем – это комментирование текстов М.А.Булгакова. «Принимаясь за комментарии, надо точно знать, для кого или для чего этот комментарий делается…. Самое важное в комментарии – это самое трудное место в литературном произведении. Поэтому дать комментарий к тому, что не было до сих пор правильно понято, что сейчас понимается иначе читателем, чем понималось автором или его читателями-современниками, – задача почетная, превращающая комментарий в исследование»[15].
На сегодняшний день различными учеными прокомментирована большая часть сложных и непонятных читателю моментов текста, однако у исследователей нет единства подхода к отбору и освещению объектов комментирования. В тексте повести «Собачье сердце» еще остались такие места, которые следует объяснить современному, пусть даже самому подготовленному читателю. К ним, например, относится «прекращать спанье на полатях», «съезди к Мюру», «торговцы с Сухаревки» и другие.
Из всех шести изданий наиболее тщательно и научно подготовленным является собрание сочинений в пяти томах, выпущенное издательством «Художественная литература», текст повести «Собачье сердце» подготовлен В.В.Гудковой. В качестве основного источника текста здесь выбрана третья машинопись «Собачьего сердца», научно-справочный аппарат издания содержит специальную статью о творческой истории «Собачьего сердца», и дана история текста повести, прокомментированы основные исторические реалии, и в отличие от многих других изданий есть текстологические комментарии.
В заключении диссертации подведены итоги проведенного исследования. Сформулированы некоторые, на наш взгляд важные принципы булгаковской текстологии, которые могут быть использованы при текстологической подготовке и комментировании повести «Собачье сердце» и других произведений М.А.Булгакова.
Проведенный комплексный анализ машинописей «Собачьего сердца» позволяет глубже понять многие характерные особенности творчества М.А.Булгакова в целом. Как уже говорилось, практически все свои произведения писатель в начале до мельчайших подробностей продумывал в голове, а уже после этого садился писать. Правка в машинописях «Собачьего сердца» не столь обильна и существенна. Здесь нет вставок на целый лист, переписывания отдельных глав и другого значительного переделывания текста произведения, влекущих за собой изменение сюжета или создание новых персонажей.
Чаще всего писатель исправлял (бывало, что по нескольку раз) какие-то отдельные моменты в тексте, как это видно по различным карандашам и ручкам. Не удовлетворяющие его куски текста он переделывал, спустя какое-то время опять возвращался к ним, доводил до совершенства. Вместе с тем имеется немало страниц без каких бы то ни было изменений, не считая небольшой пунктуационной правки, которую писатель часто вносил под копирку. Авторскую правку М.А.Булгакова можно разделить на техническую и творческую. К технической правке относятся исправления ошибок, недостающих знаков препинания и опечаток машинисток. Творческую правку М.А.Булгакова можно разделить на следующие виды: фактическая, смысловая, стилистическая и цензурная. В последнем случае, начиная с 1926 года, писатель все свои романы писал, не очень-то рассчитывая на опубликование, но при этом не переставал надеяться, что их все-таки напечатают. В этих случаях нельзя упускать из виду внутреннюю установку писателя, в которой есть момент автоцензуры. Плюс к этому при научной подготовке текстов М.А.Булгакова у текстологов будут возникать вопросы, связанные с тем, что у него, как, впрочем, и у некоторых других писателей, не было корректорского зрения. Многие опечатки в своем тексте он не замечал.
Все сказанное выше позволит в будущем при подготовке научного собрания сочинений М.А.Булгакова сформулировать основные текстологические принципы наследия М.А.Булгакова. При этом, разумеется, должны быть обстоятельно изучены все рукописные источники главного романа писателя. С другой стороны, в истории создания повести «Собачье сердце» и истории текста этого произведения отчетливо проявляются некоторые важные тенденции социальной и литературной жизни советского общества 20-30 годов ХХ века.
Основные положения диссертации отражены
в следующих публикациях автора:
1. О чем поет профессор Преображенский? Музыкальные цитаты – один из источников текста повести «Собачье сердце» М.А.Булгакова //Литература в школе. М., 2007. № 8. С. (0,5 а.л.)
2. Повесть М.А.Булгакова «Собачье сердце». Эдиционно-текстологические проблемы. М., 2007. 47 с. (2,2 а.л.)
3.О текстологических проблемах повести М.А.Булгакова «Собачье сердце». // Творчество В.В.Маяковского в начале XXI века. М.: ИМЛИ РАН. (2 а.л. в печати)
4. М.А.Булгаков. Водка и квартирный вопрос. // Литературная газета. 2006. № 29 (6078) 19 июля. (0,3 а.л.)
5. Маргарита правит Мастера. Эдиционно-текстологические проблемы творчества М.А.Булгакова на примере повести «Собачье сердце». // День литературы. 2006. № 8 (120), Август. (0,5 а.л.)

[1] Лихачев Д.С. Текстология. Вопросы теории. № 3. С. 23.
[2] Бонди С.М. Черновики Пушкина. Статьи 1930-1970. М.: Просвещение, 1971. С. 3.
[3] Ушаков А.М. История русской литературы ХХ века и современная текстология.// Современная текстология: теория и практика. М.:Наследие,1997. С. 74.
[4] Булгаков М.А. Дневник. Письма. 1914-1940. М.: Современный писатель, 1997. С. 58.
[5] Булгаков М. А. Собр. Соч. в 5 т. Т. 1 М.: Худож. лит., 1989. С. 412.
[6] Булгаков М. А. Собачье сердце. //Собр. Соч. в 5 т. Т. 2. М.: Худож.лит., 1989. С. 144
[7] Мягков Б. // Булгаков М.А. Избранные сочинения: В 2 т. Т.1. М.: Рипол-Классик, 1997. С. 285.
[8] См. Великанова Н. Третья редакция «Войны и мира» Льва Толстого: последняя воля автора // Русистика. Русский язык и литература. Сеул, 2005. № 19. С. 171-195.
[9] Булгаков М.А. Дневник. Письма. 1914-1940. М.: Современный писатель, 1997. С. 144.
[10] Булгаков М.А. Дневник. Письма. 1914-1940. М.: Современный писатель, 1997. С. 368.
[11] См. Великанова Н. Третья редакция «Войны и мира» Льва Толстого: последняя воля автора // Русистика. Русский язык и литература. Сеул, 2005. № 19. С. 171-195.
[12] НИОР РГБ. Ф. 562. к. 28 ед. хр. 25.
[13] Булгаков М.А. Собр.соч. в 10 т. Т. 3. Анн-Арбор: Ардис, 1982. С. xxxiii.
[14] Яновская Л.М. Записки о Михаиле Булгакове. М.: Параллели, 2002. С. 323.
[15] Лихачев Д.С. Текстология на материале русской литературы Х-ХVII веков. 3 изд. С-Пб: Алетейя, 2001. С. 529.