О Н.И. Балашове

Воспоминания Н.И. Балашова о его отце Иване Васильевиче Балашове.

Текст, в основном, написан со слов Николая Ивановича
Гиреевой-Балашовой Т.Д.
Балашов Иван Васильевич
(1890-1933)
Балашов Иван Васильевич (1890-1933) родился в селе Покровском (на реке Аджамке) близ г. Елисаветграда (впоследствии Зиновьевск, Кировоград) Екатеринославской (Днепропетровской) губернии в семье государственных (не крепостных) крестьян, служивших в каждом поколении по 25 лет в армии.
Предки были переселены в конце XVIII – начале XIX вв. из густонаселенной Саратовской губернии, из т.н. Балашовских лесов, во время заселения украинцами и русскими степей-пустошей, отвоеванных у Султанской Турции…
Балашовы были грамотными крестьянами. В деревне жили и русские, и украинцы; Иван владел с детства двумя языками. Как старший сын («кормилец») он был освобожден от службы в армии. Сначала учился в приходской школе, реальном училище, затем в Киевской сельскохозяйственной академии (с уклоном в экономику зернового хозяйства). Окончил ее в 1916 г. в качестве агронома.
Служа в уездном сельскохозяйственном отделе (Херсонской губернии), познакомился в поселке Курисово-Покровском с вдовой ботаника К.А.Стамерова, приват-доцента Одесского (тогда Новороссийского) университета.
Елена Ставровна к тому времени имела трех детей (Александр, Кирияк, Константин).
Иван Васильевич и Елена Ставровна зарегистрировались в 1918 г; их единственный сын, Николай , родился 13 июля 1919 г. в Херсоне в тяжелейших условиях гражданской войны, постоянной стрельбы и едва не ежемесячной смены властей. В конце 1919 г. Иван Васильевич и Елена Ставровна перебрались в Одессу на ул. Преображенская, 5 (ул. Троцкого, Десятилетия Красной Армии, Советской Армии и снова – Преображенская)…
Отсюда уходили в последний путь: Иван Васильевич – через тюрьму в 1931, в 1932 – 1933 гг. – на расстрел в августе 1933 г. Елена Ставровна – через кончину в больнице 25 января 1944 г., не дожив трех месяцев до освобождения от немецко-румынской оккупации…
Эрудиция и практическая связь с деревней у Ивана Васильевича, который был назначен в Одесский земотдел, были замечены властью; в частности, первым секретарем Одесского обкома КП(б)у; это был, кажется, Цуркан.
Иван Васильевич принимал активное участие в создании Одесского с/х института (ОСХИ), стал преподавать на кафедре организации сельского хозяйства, получил звание профессора, заведовал указанной кафедрой, читал лекции – в зависимости от студенческого состава – и на русском и на украинском языке. Первоначально именовавшийся старой интеллигенцией «красным профессором», он вскоре был принят ею доброжелательно. В частности, знаменитым почвоведом Гаврилом Ивановичем Панфильевым (1857-1928), хирургом-офтальмологом Владимиром Петровичем Филатовым (1875-1956), А.А. Шовкуненко (1884-1974), художником К.К. Костанди (1852-1921)…
Елена Ставровна еще до своего первого брака была знакома с П.И. Чайковским, который посещал дом ее родителей; в свой последний приезд в Одессу П.И.Чайковский даже пригласил Елену Ставровну в свою ложу на оперу «Пиковая дама»… Среди гостей Ставровых с 1908 г. бывал входивший уже в славу художник Василий Кандинский (1866-1944)…
Основной причиной трагического конца жизни Ивана Васильевича Балашова было то, что на его научном семинаре одно время стажировал главный виновник-исполнитель разрушения сельского хозяйства СССР, катастрофического голода на всем юге СССР, полуистребления крестьянства и семидесятилетних продовольственных бедствий всей страны так называемый «народный академик» Т.Д. Лысенко (1898-1976), получивший звание академика АН УССР в 1934 г., а – АН СССР в 1939 г., непосредственно перед тем, как был репрессирован академик Н.И.Вавилов (1940).
Иван Васильевич в своих нескольких статьях и в двух изданиях книги «Организация сельского хозяйства» (1925, 1926 гг., Одесса. Издательство Фесенко) подробно показывает необходимость изменения ведения сельского хозяйства на Украине.
Все эти материалы и рукопись незаконченной третьей книги, заглавие которой утрачено, были конфискованы при обыске в ночь на 14 февраля 1931 года. Особенно придирчиво делался обыск в кабинете И.В. Балашова. Редкие отдельные экземпляры первого и второго издания книги сохранились в отдельных библиотеках.
Книги были посвящены множеству конкретных проблем ведения сельского, преимущественно зернового хозяйства и никакой отрицательной политики в условиях, существовавших до 1927 г., нельзя было усмотреть.
В условиях выдвинутой Лениным идеи помощи добровольной кооперации крестьян, расширявшей возможность приобретения и использования сельскохозяйственных машин, что должно было не только непосредственно повышать продуктивность сельского хозяйства, не вовлекая крестьян-единоличников в конкурентную борьбу, служить наглядным пособием для агитации за создание новых кооперативов и артелей разных размеров.
В то время еще была актуальна проблема использования наемного труда…
Иван Васильевич тщательно прорабатывал систему мер, ограждавших батрака от эксплуатации, создающих ему условия нормальной жизни и получения кредитов для возможности самостоятельного ( или в кооперации с товарищами) ведения хозяйства.
Конкретные эксперименты в области посева яровых в засушливых районах с устройством, позволявшим вводить минимум воды, необходимой для ускорения оживления зерен на самом опасном этапе, показали во время опытов близ станции Акимовка (на перегоне Джанкой-Мелитополь) к 1930 г. устойчивый результат, были одобрены Н.И. Вавиловым; заброшены только после ареста и компроментации И.В.Балашова…
Однако, когда Сталин переключился на троцкистскую насильственную гонку «индустриализации» села и истребления крестьянства, получив поддержку людей типа Лысенко с его абсолютной эгоцентричностью и лютой завистью к успехам коллег, все изменилось.
Первый арест Ивана Васильевича был произведен после приезда в Одессу Лысенко, но не привел к «желаемым» результатам. Иван Балашов был освобожден в начале лета 1931 г…После нового приезда Лысенко в 1932 г. И.В. Балашов был вторично арестован 30 декабря, а в конце августа 1933 г. расстрелян с большой группой специалистов по сельскому хозяйству и русских, и украинцев. Сохранилась память об одном из них – доценте ОСХИ – Казанчуке.
Впоследствии все были реабилитированы Одесским областным судом.