30 сентября 2023 г. на платформе Zoom состоялся научный семинар в рамках исследовательского проекта «Россия / СССР и Запад: встречный взгляд. Литература в контексте культуры и политики ХХ в.» ИМЛИ РАН, поддержанного грантом Российского научного фонда № 23-18-00393, https://rscf.ru/project/23-18-00393/ (рук. О.Ю. Панова).

С докладом на тему «“Безопасный бунт” Бернарда Шоу в колючей критике Корнея Чуковского» выступила Ю.А. Скальная.

   

 

Доклад Ю.А. Скальной имел целью рассмотреть весьма контрастные по эмоциональной заряженности высказывания Чуковского о Бернарде Шоу в историко-культурном контексте их появления и попытаться проследить эволюцию заочных взаимоотношений Чуковского как журналиста, переводчика и литературного критика с ирландским драматургом.

Структура доклада обнажила противоречивый характер замечаний Чуковского, отражавших как упоенный восторг остроумием Шоу, так и горькое презрение к его популистской риторике.

Находясь в Лондоне в качестве журналиста-обозревателя Корней Иванович сетовал на то, что английский театр не допускает по-хорошему провокационные пьесы Шоу на сцену, а в 1950-е гг. те же самые пьесы называет «холодными мозговыми продуктами». Изданный под редакцией Чуковского в 1908 г. перевод пьесы Шоу «Ученик дьявола» (The Devil’s Disciple) был сопровожден ироничным по тону, но уважительным  по сути предисловием, где ирландец определялся «следующей  по своему значению выдающейся личностью в истории английской литературы» после Уайлда, в то время как предисловие Чуковского к изданию пьес Шоу 1922 г. носило явно вымученный характер, а тон повествования был не столько ироничным, сколько возмущенно-оскорбленным дерзостью Шоу, посмевшего, в частности, назвать драму «Дом, где разбиваются сердца» (Heartbreak House) оммажем Чехову. Данное «кощунство» вкупе с не по-ирландски рационалистским бунтом Шоу против существующих социальных пороков, которые он стремился бичевать в своем творчестве, вызывало крайнее раздражение Чуковского.

Как продемонстрировала в своем докладе Ю.А. Скальная, раздражение это, однако, вызвали не только художественные качества драм, но во многом оно было результатом влияния неблагоприятного развития взаимоотношений Корнея Ивановича с коллегой по подготовке издания пьес Шоу – Е. Замятиным, а также общей напряженной ситуацией, создавшейся в Петрограде в годы гражданской войны (1918–1923). А критические замечания 1950-х гг. были направлены не только против Шоу, но и многих соотечественников Чуковского и его коллег по цеху в период, когда сам писатель переживал творческий кризис.

В целом же подход Чуковского к Шоу как оратору, полемисту и драматургу сближается с методом, применявшимся А.В. Луначарским: через «целую чащу неприязненных нет» в оценке писателя привести читателя к «восторженному, благоговейному да». Именно поэтому и в 1960-е гг., не принимая отдельных эстетических, риторических и политических аспектов позиции Шоу, отраженных в его пьесах и предисловиях, Корней Иванович выступал против «упрощенческого» подхода к его наследию и настаивал на мировом значении его имени для истории театра и литературы.