Архив событий

Х Международная научно-практическая школа-конференция молодых ученых «История России с древнейших времен до XXI века: проблемы, дискуссии, новые взгляды» (ИРИ РАН, ИМЛИ РАН, ГИМ, 25–28 октября 2022 г.)

  

ФОТО

 

25–28 июня 2022 г. прошла Х Международная научно-практическая школа-конференция молодых ученых «История России с древнейших времен до XXI века: проблемы, дискуссии, новые взгляды». Организаторами конференции выступили Институт российской истории РАН, Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН, Государственный исторический музей при финансовой поддержке Министерства науки и высшего образования РФ. В конференции приняли участие более 150 докладчиков из 27 городов России (Архангельска, Барнаула, Вологды, Воронежа, Екатеринбурга, Калуги, Красноярска, Москвы, Новосибирска, Омска, Орла, Петрозаводска, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, Северодвинска, Симферополя, Томска, Улан-Удэ, Череповца, Южно-Сахалинска, Ярославля и др.), Австрии, Великобритании, Грузии, Италии, Канады, КНР, Монголии, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, США.

На открытии конференции выступили заместитель директора ИРИ РАН, доктор исторических наук С.В. Журавлев, заместителя директора Государственного исторического музея, кандидат исторических наук А.Д. Яновский и главный научный сотрудник ИМЛИ РАН, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН А.Л. Топорков.

Большое внимание в работе конференции было уделено 100-летию образования Союза Советских Социалистических Республик. 25 октября 2022 г. в Институте российской истории РАН был проведен Круглый стол «Советская эпоха: история и наследие (к 100-летию образования СССР)».

В соответствии с задачей развития научной коммуникации между молодыми и известными исследователями в рамках конференции прошли мастер-классы ведущих ученых: д.и.н., академика РАН, научного руководителя Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН В.А. Тишкова, члена-корреспондента РАН, д.ф.н., заведующией Отделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН Н.В. Корниенко, д.и.н., заместителя директора Института российской истории С.В. Журавлева, д.и.н., профессора Московского государственного института международных отношений В.О. Печатнова и д.и.н., главного научного сотрудника Института российской истории РАН Г.М. Ивановой.

Культурная программа конференции включала посещение фондов Государственного исторического музея и экскурсию в Мемориальный музей А.М. Горького ИМЛИ РАН на Малой Никитской.

 

Отчет на сайте ИРИ РАН: https://iriran.ru/node/2927

 

Видеоотчет: https://m.youtube.com/watch?v=Y-QBNRY9m2E

 

Сборник по материалам конференции: История России с древнейших времен до XXI века: проблемы, дискуссии, новые взгляды [Текст]: сборник статей Международной научно-практической школы-конференции молодых ученых (25–28 октября 2022 г.) / отв. ред.: Ю.А. Петров, О.А. Плех; Институт российской истории РАН. М.: Институт российской истории РАН, 2022. 520 с. https://iriran.ru/node/2912

 

 

 

 

26 октября в ИМЛИ РАН прошли утреннее и дневное заседания секция 5 «Отечественная история в отражении произведений литературы», работу которых открыли установочные доклады д.ф.н., заместителя директора ИМЛИ РАН, заведующией Отделом рукописей Д.С. Московской и д.ф.н., профессора РАН, заведующего Отделом древнеславянских литератур ИМЛИ РАН М.Ю. Люстрова.

 

Отечественная история в отражении произведений литературы

 

Тезисы докладов

 

Авторы: Д.С. Московская, К.И. Морозова, А.А. Николаева, Е.С. Апалькова, Н.В. Михаленко, А.А. Дерюгина, Е.В. Журбина, М.Ю. Люстров, В.Ю. Попова, А.Н. Павлова, В.Л. Портных, А.В. Голубцова, Д. Римонди, А.В. Сысоева, А.С. Акимова, С.С. Макаров.

 

Д.С. Московская (Москва)

 

Литературные институции раннесоветского времени

и референциальное значение понятия «советский писатель»

 

Доклад подготовлен при финансовой поддержке РНФ № 20-18-00394 «Стенограмма. Политика и литература».

 

В докладе представлены некоторые результаты работы над проектом по гранту РНФ № 20-18-00394 «Стенограмма. Политика и литература» по изучению архивов пролетарских писательских организаций 1920 – начала 1930-х гг., в котором принимают участие молодые ученые, сотрудники ИМЛИ РАН: Н.Ю. Бакшаева, Р.Е. Клементьев, Д.М. Никитина, В.Ю. Попова, О.В. Романова, Д.Д. Савинова. Источниковую базу проекта составили хранящиеся в Отделе рукописей ИМЛИ РАН архивы массовых пролетарских писательских союзов: Всероссийской ассоциации пролетарских писателей (ВАПП, 1920–1928), Московской ассоциации пролетарских писателей (МАПП, 1923–1932), Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП, 1928–1932) и др., вобравших в себя «культурный авангард пролетариата», а также комсомольских и партийных функционеров. Массовый характер этих организаций отвечал социокультурной ситуации в молодой советской республике: победив в социальном плане, пролетариат отставал в культурной сфере от бывших «правящих классов». Это отставание, с одной стороны, и то, что на годы нэпа приходится стихийный рост литературных рабочих кружков, с другой, говорят о том, что обучение, образование, культура и художественное творчество приобрели в эти годы статус особой социальной ценности. Однако пролетарские писатели в издательском отношении оказались изгоями. ВАПП повел борьбу за гегемонию на книжном рынке, которая сопровождалась специальными усилиями по нейтрализации высокой «рыночной стоимости» попутнического профессионализма. Практика ВАПП по поддержке рабочих из низовых литературных кружков привела к появлению советского варианта китча, шаблонизированной «паралитературы». Она же способствовала выявлению и становлению молодых писательских талантов из бывших социальных низов. Таким образом, теоретизация понятия «советский писатель» и «советская литература», если иметь в виду социальный заказ на «культуру» и появление массового писателя «из народа», должна учитывать стадиальность, т.е. качественно отличающиеся этапы творческого становления автора, что, в свою очередь, требует различения в понятии «советский писатель» собственно писателя как «социологический субстрат литературы» и автора как «функцию текста».

 

Московская Дарья Сергеевна, д.ф.н., заместитель директора ИМЛИ РАН, заведующая Отделом рукописей, ИМЛИ РАН.

 

Морозова К.И. (Самара)

 

Революция в жизни и творчестве А.К. Гольдебаева

 

Александр Кондратьевич Гольдебаев (1863–1924) (настоящая фамилия Семёнов) – писатель и журналист, который, живя то в Самаре, то в Петербурге, активно взаимодействовал со многими литераторами. Через большинство его произведений проходила тема революции, причем в некоторых из них она звучала вполне конкретно, т.е. события, описанные Гольдебаевым, имели реальную историческую основу. Например, фабула рассказа «Иван Степанович» («Будни Ивана Степановича») (машинопись хранится в Самарском литературно-мемориальном музее им. М. Горького) связана с принятием Высочайшего манифеста об усовершенствовании государственного порядка от 17 октября 1905 г., который послужил основой для выработки Именного высочайшего указа Правительствующему Сенату о временных правилах о повременных изданиях от 24 ноября 1905 г., даровавшему населению «незыблемые основы гражданской свободы, одним из условий коей является свобода слова». Однако этот документ не отменял действующий Устав о цензуре и печати 1890 г., нарушение которого грозило наложением ареста на отдельные номера и закрытием периодического издания.

Второе произведение – рассказ «Корова моя», вышедший в 1922 г. на страницах альманаха «Волжские утесы», отражает преобразования в деревне в период НЭПа. Примечательно, что если в этом произведении Гольдебаев изображает последствия революции 1917 года и гражданской войны в негативном контексте, то в другом рассказе на деревенскую тематику – «Обновленная деревня» (РГАЛИ. Ф. 133. Оп. 2. Ед. хр. 45) – он рассматривает их в благоприятном свете.

Еще одно произведение, оказавшееся в фокусе нашего исследовательского интереса, – драматический этюд «Осада Самары». Его основой послужили события июня 1918 г., когда «белочехи» захватили Самару, и к власти пришло правительство КОМУЧа. Таким образом, мы можем увидеть, как революция отражалась в творчестве Гольдебаева и как к ней менялось отношение писателя.

 

Морозова Ксения Игоревна, старший преподаватель, Самарский национальный исследовательский университет им. академика С.П. Королева (Самара)

 

Николаева А.А. (Москва)

 

«... живых коней победила стальная конница»:

отражение индустриализации в творчестве С.А. Есенина 1920-х гг.

 

«Есенин вообще очень остро чувствует и переживает конец старой Руси»,  –отметил в воспоминаниях о поэте Г.Ф. Устинов. Впервые конфликт между патриархальным укладом страны и реалиями нового времени, приметами которого становятся электрификация, курс на индустриализацию, наступление города на деревню («... изб древенчатый живот // Трясет стальная лихорадка»), С.А. Есенин обозначил в маленькой поэме «Сорокоуст» (1920). В основу третьей главки легли личные впечатления поэта: «Видим, за паровозом что есть силы скачет маленький жеребенок. Так скачет, что нам сразу стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его <...> Конь стальной победил коня живого» (письмо к Е.И. Лившиц 11 августа 1920 г.). Впоследствии в творчестве Есенина получают развитие заявленные в произведении темы, а одной из характерных примет времени становится образ металла. В «Письме деду» (1924) лирический герой призывает адресата довериться «стальной кобыле», стихотворение «Неуютная жидкая лунность…» <1925> раскрывает желание поэта видеть индустриализацию страны: «Через каменное и стальное // Вижу мощь я родной стороны // <...> // Но и все же хочу я стальною // Видеть бедную, нищую Русь». По мнению А.К. Воронского, «Есенин еще грустит о прежней Руси церковных малиновых звонов, патриархальной неподвижности, о Руси икон и богомолок, но уже ищет путей к теперешней, к современной Руси». Тем не менее, признавая достижения цивилизации, Есенин остается верным своему творческому кредо: «Все равно остался я поэтом // Золотой бревенчатой избы», подчеркивая тем самым свою неразрывную духовную связь с крестьянским миром.

 

Николаева Алла Александровна, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.

 

Апалькова Е.С. (Москва)

 

Синтез магического и исторического

в повести И.С. Лукаша «Граф Калиостро»

 

В 1920-е гг. складывается особый тип модернистского повествования – магическая проза. Одним из традиционных образов становится авантюрист Калиостро, который имеет прототип – итальянский алхимик и мистик Джузеппе Бальсамо (1743–1795). К нему обращается Лукаш в повести «Граф Калиостро» (1925), совмещая черты авантюрного и исторического жанра. Писатель использует реальные исторические факты: приезд графа Феникса в Петербург во время правления Екатерины II. Легенды о пребывании Калиостро в России стали одной из основ повести. Лукаш, будучи членом масонских лож, привлекает в текст детали, наполненные магическим содержанием (чернокнижие, герой-маг, чудо с появлением золота, философский камень и др.). Образ Калиостро гротескный: его портрет непривлекателен и даже отрицателен. Показательно также ироничное описание заседания ложи Гигея. В произведении переосмысляются гофмановские мотивы (кукла-двойник Санта-Кроче). Следуя законам жанра магической повести, Лукаш достоверно описывает пространство Петербурга, при этом вводя ирреальные события и используя типичные для петербургского мифа мотивы. Цель писателя – осмыслить экзистенциальные вопросы (любовь – истинный философский камень). Магическое в повествовании минимизировано.

 

Апалькова Елизавета Сергеевна, аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова; н.с., ИМЛИ РАН.

 

Михаленко Н.В. (Москва)

 

Традиции народных картинок в «Сегодняшнем лубке» В.В. Маяковского,

К.С. Малевича, В.Н. Чекрыгина, А.В. Лентулова и др.

 

В августе-октябре 1914 года московское издательство «Сегодняшний лубок» (Г.Б. Городецкого), типография С.М. Мухарского, выпустило серию цветных лубков – карикатурных плакатов и открыток, иллюстрирующих стихотворные тексты В.В. Маяковского. Автором большинства плакатов был К.С. Малевич, второе место – по числу рисованных лубков, принадлежит Маяковскому. Известны два лубка с подписями Д.Д. Бурлюка. Кроме этих художников, в работе над лубками участвовали В.Н. Чекрыгин, И.И. Машков (под псевдонимом И. Горский). Автором нескольких лубков был А.В. Лентулов.

Создавая свои работы, художники «Сегодняшнего лубка» опирались на богатую традицию как печатных, так и рисованных лубков. Известно, что Маяковский, занимаясь в Училище живописи, ваяния и зодчества, знакомился с книгой Д.А. Ровинского «Русские народные картинки».

Борьба с врагами изображалась на лубках Отечественной войны с Наполеоном, Русско-японской и Первой мировой войн. В картинках этих периодов сцены противостояния рисовались условно и схематично, но фигуры людей были анатомически верными, точно передавалось выражение их лиц, мимика, жесты, хотя некоторые черты и детали гиперболизировались. В картинках же «Сегодняшнего лубка» фигуры противников выполнены точно по очень условному примитивному трафарету, позднее раскрашенному. Главное в них – сатирический угол зрения, гиперболизация, доведенная почти до абсурда, отрицательных черт врагов.

Можно выделить несколько традиционных сюжетов, характерных для военного сатирического лубка. Это изображение гиперболизированного воина или мужика, который справляется с супостатом не силой оружия, а с помощью подручных средств – цепа, нагайки и т.д. Это образ пронзенных копьем врагов: русский солдат, гиперболически увеличенный, насаживает на копье маленькие беспомощные фигурки супостатов. Сатирический лубок часто показывал противников неумелыми и глупыми войнами, неспособными вести боевые действия, боящимися любых угроз со стороны русских. Еще один распространенный сюжет – погоня за обращенным в бегство врагом. Часто лубок изображал войну, которую умело ведут женщины, легко захватывая в плен супостатов или давая отпор врагу. Все эти сюжеты встречаются как в лубках Первой мировой войны. Но в работах художников «Сегодняшнего лубка» изменяется сам принцип построения картинки – герои изображаются крайне схематично, враги и герои показываются очень условно, чаще всего они противопоставлены колористически, композиционно и по динамике действий. Фигуры героев создаются более анатомически верными, чем фигуры врагов.

Подписи к лубочным картинкам Первой мировой войн – это или стихи, или прозаические пояснения, рассказывающие о характере боевых действий. Стихи чаще всего довольно длинные (из трех-пяти строф), в них подробно излагается сюжет лубка, дается характеристика действиям всех персонажей.

В картинках «Сегодняшнего лубка» все подписи стихотворные и предельно лаконичные. Чаще всего это двустишия или четверостишия, в первой части которых дается краткое сатирическое обозначение сюжета изображения, а во второй – вывод. Если сюжет состоит из двух или более взаимосвязанных картинок, то и стихотворных строк, их поясняющих, становится больше. В этих лубках подписи часто театрализованы, представляют собой диалог или отдельные реплики нарисованных на них персонажей: «Подошел колбасник к Лодзи / Мы сказали: “Пан добродзи”. Ну, а с Лодзью рядом Радом // И ушел с подбитым задом». «Эх ты немец, при да при же // Не допрешь, чтоб сесть в Париже. // И уж братец – клином клин: // Ты в Париж, а мы в Берлин», «Эх султан сидел бы в Порте, // Дракой рыла не попорти».

Работы художников «Сегодняшнего лубка» следуют как лубочной традиции (выбор сюжетов), так и дают новую ее интерпретацию – колористические решения картинок, крайне схематичные изображения персонажей, динамика их действий, лаконичные сатирические стихотворные подписи.

 

Михаленко Наталья Владимировна, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.

 

Дерюгина А.А. (Вена, Австрия)

 

Образ плена и Сопротивления в эго-документах и литературных произведениях (на примере Г. Златник и В. Маслакова)

 

В докладе рассматривались некоторые особенности конструирования образа плена в послевоенном СССР на основе рассказа из цикла «Вересковый мед» белорусского писателя Алексея Зарицкого об отношениях австрийской коммунистки Гермины Златник и советского пленного Владимира Маслакова, а также их собственных свидетельств. В ходе анализа специфики повествования каждой из сторон выявляются как стилистические особенности и разница в оценке событий прошлого, так и замалчивание или изменение отдельных фактов. Особое внимание уделено анализу возможных причин подобных искажений. В качестве источниковой базы использован комплекс документов Златник, отложившийся в фондах Центра документации Австрийского Сопротивления в Вене (DÖW).

 

Дерюгина Анна Александровна, магистрант, Венский университет.

 

Журбина Е.В. (Тбилиси, Грузия)

 

Русская пейзажная живопись как отражение истории России ХХ в.

 

Доклад посвящен русскому пейзажному жанру – особому явлению в национальной культуре, выделявшему русскую школу среди европейских. В докладе поднимаются вопросы причин такого значения жанра, его особенности, влияния заказчиков и мирового искусства и, конечно, исторического контекста столь сложного для России ХХ века. Пейзажная живопись оказывается невероятно восприимчивой к внешним изменениям, раскрывая как более общий политический контекст так и, что оказывается особенно интересным, акцентирует изменения социо-культурных разновекторных повесток на фоне внешних катастроф.  Проследив эволюцию русского пейзажного жанра на примере самых характерных стилей и их представителей (от передвижников до концептуалистов),  постараемся составить историческую картину времени. 

 

Журбина Екатерина Викторовна, аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова; искусствовед, независимый куратор.

 

Люстров М.Ю. (Москва)

 

История русско-скандинавских культурных связей в трудах А.С.Кана.

 

А.С. Кан – ведущий советский и российский скандинавист, специалист по истории феодализма в Северной Европе, истории рабочего движения, истории Коминтерна, исследователь политических и культурных взаимоотношений скандинавских стран и России-СССР. Был учеником, а потом и сотрудником Е.М. Жукова, Б.Ф. Поршнева, С.Д. Сказкина, Е.Б. Черняка, дружил с А.Я. Гуревичем (на подаренном А.С. Кану экземпляре «Категорий средневековой культуры» читается инскрипт: «Сердитому шведу от добродушного норвежца»).

А.С. Кан был и «шведом», и «норвежцем», являлся членом-корреспондентом Шведской Академии древности, истории и словесности, членом Шведской Академии народной культуры имени Густава Адольфа, членом Шведского научного гуманитарного общества при Упсальском университете и действительным членом Норвежской Академии наук.

Начав заниматься историей Швеции XVII века, А.С. Кан вскоре, в 1950-е гг., перешел от истории международных к истории социально-экономических отношений. К середине 1960-х гг. А.С. Кан, по его собственным словам, стал международником и специалистом по новейшей истории. После разделения в 1968 г. Института истории на Институты отечественной и всеобщей истории возглавил первую в стране группу по изучению новой и новейшей истории Скандинавских стран и Финляндии.

В 1980-е годы, по словам А.С. Кана, до Запада докатилась «горбаческая» волна увлечения соратниками Ленина, организовывались конференции, посвященные Н.И. Бухарину, Л.Д. Троцкому, Розе Люксембург, самому Ленину, и А.С. Кан обратился к исследованию рабочего движения в России и скандинавских странах. В 1991 году вышла книга о Бухарине и его скандинавских связях, а чуть раньше, в 1989 г., статьи о Бухарине на немецком шведском и норвежском языках.

В 1990 – начале 2000-х гг. А.С. Кан, профессор-эмеритус, занимался исследованием русско-скандинавских интернациональных связей в годы Первой мировой войны, русской революции и гражданской войны. В 2005 году вышла его книга «Домашние большевики. Шведская социал-демократия, большевики и меньшевики в первую мировую войну и в революционные годы 1914–1920». В этой работе А.С. Кану удалось подробно обосновать тезис об особой роли Швеции и шведских «домашних большевиков» в подготовке, а затем и в поддержке русской революции извне, а также в передаче на Запад денежных пособий Коминтерна молодым компартиям.

Одной из наиболее любимых тем А.С. Кана всегда оставалась история русско-шведских и, шире, русско-скандинавских культурных отношений. Работая в Швеции, он изучал отношение шведов к России и русским в Скандинавии. В середине 1990-х выходит ряд его статей, посвященных этой теме: «Русский взгляд на Швецию от Ивана Грозного до падения царизма», «Скандинавия и Россия: сравнение в историческом развитии», «Швеция и Россия: 1200-летние отношения» или «И разных там прочих шведов…»: как у наших народов сложились устойчивые представления друг о друге».

При сопоставлении же русских и шведских сочинений раннего Нового времени более ценным, по мнению А.С. Кана, является обнаружение не сходства в разном, но различия в похожем. Выявление и объяснение подобных различий позволяет, по его словам, умножить знания как о шведской, так и русской литературе XVII–XVIII вв.

Для историка же культуры раннего Нового времени особенный интерес представляют работы А.С. Кана, посвященные русско-шведским отношениям в XVII веке и в Каролинскую эпоху.

 

Люстров Михаил Юрьевич, д.ф.н., профессор РАН, заведующий Отделом древнеславянских литератур, ИМЛИ РАН.

 

Попова В.Ю. (Москва)

 

Советская латиноамериканистика 1920–1930-х гг.:

истоки, траектории развития, культурные стратегии

Доклад подготовлен при поддержке проекта РНФ № 20-18-00394 «Стенограмма»: Политика и литература. Цифровой архив литературных организаций 1920-1930-х гг.».

 

В докладе предпринимается попытка рассмотреть и систематизировать особенности освоения латиноамериканской литературы в СССР в 1920–1930-е гг. После революции 1917 года литературные связи России с Латинской Америкой были немногочисленными, затем после образования ВОКС (1925) и МБРЛ (1927) возникает необходимость укрепления сотрудничества. В Москве важной вехой в истории советской латиноамериканистики становится образование иберо-американской группы при Литературной секции в Государственной академии художественных наук (ГАХН) в декабре 1926 г. (председатель – С.С. Игнатов), а в Ленинграде – создание Испаноамериканского общества (1929), которым руководил Д.И. Выгодский. Деятельность этих двух организаций на рубеже 1920–1930-х гг. способствует увеличению количества переводов с испанского языка, визитов зарубежных писателей в Советский Союз, появлению отечественных литературоведческих исследований. Важнейшая роль в формировании советско-латиноамериканских литературных контактов принадлежит также редакции журнала «Интернациональная литература» (центральному органу МОРП, а затем Союза советских писателей), где печатались и переводы (произведения С. Вальехо, Х.Э. Риверы, Х. Мансисидора и др.), и критические статьи, и хроника о взаимодействии советских литературных институций с зарубежными организациями – как литературными, так и общественными. При МОРП работала испано-американская лендеркомиссия, руководил которой советский испанист, филолог, переводчик Ф.В. Кельин. Ко второй половине 1930-х гг. сотрудничество значительно укрепляется, одной из причин становится и рефлексия Испанской гражданской войны на страницах журнала. В докладе показано, как изучение литератур Латинской Америки в первые два десятилетия существования СССР происходило в тесной связи с культурной политикой страны, а литературные практики являлись частью институциональной истории литературно-художественных организаций 1920–1930-х гг.

 

Попова Виктория Юрьевна, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.

 

Павлова А.Н. (Москва)

 

Советско-испанские культурные взаимосвязи и праздник «Красная кавалькада» в Валенсии в 1937 г.

 

В работе представлен анализ культурных взаимосвязей между Испанией и СССР. На протяжении республиканского периода в Испании происходило усиление культурных взаимосвязей, которые нашли отражение как в совместных мероприятиях, организованных «Друзьями советского народа», так и в праздничной культуре. Культурные испанско-советские взаимосвязи на протяжении пяти лет служили цели распространения и углубления положительного восприятия советской модели в Испании. Следствием этого стало расширение количества проводимых культурных мероприятий, взаимный обмен делегациями, увеличение деловых контактов. Средства, применяемые данными Ассоциациями, включали в себя культурные мероприятия, выпуск периодических изданий и проведение праздничных актов, что приобрело большое значение в начале Гражданской войны. Наиболее ярким примером, символизировавшим солидарность Испании и СССР, стал День Богоявления 1937 г. в Валенсии.

 

Павлова Анна Николаевна, к.и.н., преподаватель, Учебно-научный центр социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета.

 

Портных В.Л. (Новосибирск)

 

Маршруты перемещений трофейных библиотечных и архивных ценностей из Ганзейских городов: почему некоторые рукописи могли «упасть с воза» на территории СССР

 

Доклад посвящен истории рукописной части перемещенных в 1946 г. в СССР библиотечных и архивных ценностей из Ганзейских городов Любека, Гамбурга и Бремена. Несмотря на принадлежность этих городов к советской зоне оккупации, ценности попали в руки советских оккупационных властей, поскольку были эвакуированы немцами на территорию будущей ГДР. На данный момент удалось реконструировать значительную часть маршрута перемещений изучаемых ценностей, и при этом установить наличие некоторых средневековых манускриптов из числа этих трофеев, которые в свое время попали в государственные хранилища от частных лиц. Непосредственно в докладе внимание будет уделено реконструкции путей перемещения ганзейских трофеев, а также выявлению возможных факторов, почему некоторые манускрипты могли оказаться в определенный момент в частных руках.

 

Портных Валентин Леонидович, д.и.н., заведующий лабораторией, Новосибирский государственный университет.

 

Голубцова А.В. (Москва)

 

Итальянская коммунистка в СССР:

«советский миф» в травелоге Сибиллы Алерамо «Россия – высокая страна» (1953)

 

В докладе рассматриваются произведения итальянской писательницы-коммунистки Сибиллы Алерамо (1876 испаноамериканская 1960), написанные после путешествия в Советский Союз в 1952 г.: путевой очерк «Возвращение из Москвы» в газете «Унита» (25 сентября 1952), стихотворение «Россия испаноамериканская высокая страна» и текст выступления, посвященного впечатлениям от поездки (опубликован отдельной брошюрой в 1953 г.). Основным предметом исследования является функционирование в данных текстах элементов «русского» и «советского» мифа, в значительной степени определявших западное восприятие СССР в начале 1950-х гг. В докладе анализируется исторический контекст, в котором возникали указанные произведения, определяется их место в ряду других итальянских травелогов о Советском Союзе этого периода и специфические черты, отличающие тексты Алерамо от путевых свидетельств ее современников и предшественников.

 

Голубцова Анастасия Викторовна, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.

 

 

Римонди Д. (Сиена, Италия)

 

Некоторые размышления о «русском тексте»

в современной итальянской литературе

 

Доклад посвящен вопросу о русском «тексте» в итальянском литературном пространстве. В качестве примеров приводятся произведения разных жанров, написанные в периоде последних тридцати лет (после распада СССР), в которых прослеживаются исторические события России или продолжается сюжетная версия первичного (авторского) произведения. Выявляются различные аспекты присутствия русского текста в итальянской литературе, в которой содержатся единицы, обозначающие реалии разных сфер жизни российской действительности, а также анализируются интертекстуальные связи на разных уровнях художественного текста.

 

Римонди Джорджия, PhD, исследователь, Сиенский университет для иностранцев

 

 

Сысоева А.В. (Санкт-Петербург)

 

Далека ли правда от истины? Критики оборонной литературы первой половины 1930-х гг. о правдивом изображении действительности

 

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда № 22-28-01902, https://rscf.ru/project/22-28-01902/, в ИРЛИ РАН.

 

Критики призывали авторов оборонной литературы, то есть военной литературы, оценивавшей события через партийную оптику, правдиво изображать действительность, подчеркивая, что возможность говорить правду является преимуществом советского писателя. В то же время писательская правда не всегда устраивала критику. Для сглаживания этого противоречия слово «правда» снабжалось определениями (чаще всего использовалось сочетание «классовая правда»), вводилось через антиномический ряд. Классовой правде противопоставлялась «буржуазная ложь» или клевета. В 1930–1932 гг. зачастую выстраивалась ложная дихотомия: «правда», с одной стороны, и «приукрашивание, лакировка действительности», с другой. Начиная с 1933 г., в оборонной критике появилось устойчивое определение правды через показ типичного или типического. Требование правдивости постепенно вытеснялось требованием типичности, однако понятие «правды» отсылало к ценностям, потому вытеснение было неполным, и слова «типичный» и «правдивый» начали выступать как синонимы.

Обвинение в отсутствии классовой правды было максимально универсальным, его можно было применить к любому произведению: в случае, когда писатель рисовал благополучную картину Красной армии, он приукрашивал действительность, в случае, когда показывал недостатки, критик мог посчитать их не типичными.

 

Сысоева Анастасия Владимировна, к.ф.н., н.с., Рукописный отдел Института русской литературы Пушкинского Дома РАН.

 

Акимова А.С. (Москва)

 

Усадебная тема на страницах журнала «Новый мир» 1920-х гг.

Исследование выполнено в ИМЛИ РАН за счет гранта Российского научного фонда № 22-18-00051, https://rscf.ru/project/22-18-00051/

 

В докладе предпринято описание «усадебного топоса» раннесоветской литературы и сделана попытка типологии его репрезентаций на страницах журнала «Новый мир» с начала выхода периодического издания в 1925 до 1929 г. В результате изучения опубликованных в журнале художественных текстов, не привлекавших внимания исследователей, а также рецензий на вышедшие в 1920-е гг. издания молодых авторов, чаще всего выходцев из крестьян, был сформулирован вывод относительно идейно-эстетических и социально-политических установок редколлегии, издававшей тексты и рецензии, в которых в неприглядном виде изображалась жизнь усадеб и их владельцев, создавался отталкивающий читателя образ дворянских имений и царивших в них нравов, а также в целом образ деревни, невежественной, развратной, погрязшей в пьянстве и лени. Обращение к частному аспекту большой и значительной проблемы аграрной истории России – судьба частновладельческих земель и расположенных на них усадеб в период НЭПа и ее отражение в художественной литературе должно сформировать понимание процессов, происходивших в российской деревне в 1920-е гг.

 

Акимова Анна Сергеевна, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.

 

Макаров С.С. (Москва)

 

Эпическое исполнительство народов СССР в 1930–1940-е гг.:

якутские олонхо

 

1930–1940 гг. ознаменованы, как известно, значительными событиями в сфере образования и культурного строительства советского государства. Одновременно в это время традиционные культуры и устные традиции народов СССР начали испытывать все более усиливающееся вторжение государственных институтов в свою жизнь. В докладе на материале якутского повествовательного фольклора, и героического эпоса в частности, рассматриваются особенности этого процесса.

В начале 1930-х гг. по всей стране создаются научно-исследовательские институты, нацеленные на собирание и исследование региональных лингвистических, исторических и фольклорно-этнографических материалов на регулярной основе. В Якутии таким учреждением стал Институт языка и культуры, основанный в 1935 г. Институт организует экспедиции и проводит ряд специальных конкурсов с целью стимулировать сбор фольклорных материалов. В итоге этой работы к началу 1940-х гг. был собран значительный корпус записей якутского героического эпоса (олонхо).

В 1929–1931 гг. происходит другое значимое событие в развитии локальных эпических традиций – появляется первый литературно обработанный текст якутского эпоса. Он был создан поэтом, общественным деятелем и первым директором названного института П.А. Ойунским.

В то же время мероприятия, связанные с документированием традиций и вместе с тем с встраиванием якутских эпических традиций в контекст времени были, как и многие другие стороны общественной жизни, подчинены идеологическим трендам и политике советского государства. В 1930-е гг. традиционный фольклор одновременно подвергался критике как хранилище устаревшей и вредной буржуазной байской идеологии.

Таким образом, рассматриваемое время оказалось весьма насыщенным и важным периодом, задавшим новую парадигму восприятия фольклора в советской культуре, науке и идеологии. Следует отметить, что итоги этой работы имели далеко идущие принципиальные последствия, которые не вполне еще отрефлектированы или преодолены по сей день.

 

Макаров Семен Семенович, к.ф.н., с.н.с., ИМЛИ РАН.